Брет Эллис - Гламорама

Гламорама
Название: Гламорама
Автор:
Жанры: Контркультура | Современная зарубежная литература
Серии: Нет данных
ISBN: Нет данных
Год: Не установлен
О чем книга "Гламорама"

«Гламорама» задумывалась Эллисом как второй его «большой роман» после «Американского психопата», как такое же масштабное обличение, только уже не восьмидесятых годов, а девяностых. «Экстремальный моралист» и «сумрачный гений взбесившихся медиавирусов», который «отчеканил самую ходовую монету литературной эпохи», теперь поставил перед собой следующую, по его собственным словам, задачу: «Хотя моя книга и отличается от того, что я писал раньше, она является в то же время продолжением предыдущих вещей. Она ведет хронику событий, важных для моего поколения, и подводит итог моим мыслям о том, чем мы сегодня стали: она либо высмеивает вещи, которые мы считаем важными, либо показывает, как нами овладевает наружность, гламурный лоск и статус». Итак, мир, увиденный глазами современного Кандида, модели-неудачника Виктора Варда, оказывается пропитан насилием и оплетен сетью заговоров. Перепрыгивая то из Нью-Йорка в Лондон, то из Лондона в Париж, мечась между показом мод и открытием новейшего клуба, между подругой официальной и подругой секретной, Виктор все сильнее запутывается в паутине таинственных событий – чем далее, тем более апокалиптических…

[b]Книга содержит нецензурную брань![/b]

Бесплатно читать онлайн Гламорама


Bret Easton Ellis

GLAMORAMA


Серия «Иностранная литература. Современная классика»


Copyright © 1998 by Bret Easton Ellis

All rights reserved

© И. Кормильцев (наследники), перевод, 2017

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2017

Издательство Иностранка®

* * *

Джиму Северту посвящается

Мои благодарности следующим лицам:

Гэри Фискетджон

Аманда Урбан

Джули Гро

Хизер Шродер

Сони Мета


Были времена, когда не было ни тебя, ни меня, ни всех царей земных.

Кришна

Вы глубоко заблуждаетесь, если считаете, что мы обычные политики.

Гитлер

1

33

– Крапинки – видите, вся третья панель в крапинках? – нет, не та, вот эта, вторая от пола, – я еще вчера хотел обратить на это ваше внимание, но тут началась фотосессия, поэтому Яки Накамари – или как его там еще, к черту, звать? – но не тот, который главный, – принял меня за кого-то другого, так что мне не удалось заставить его обратить внимание на этот дефект, но, господа, – и дам это, кстати, тоже касается, – тем не менее от факта никуда не деться: я вижу крапинки, отвратительные маленькие крапинки, и это не случайность, потому что выглядят они так, словно это сделано машиной; короче говоря, без подробностей, без всех этих выкрутасов, просто выложите мне всю подноготную, а именно кто, как, когда и почему, хотя, глядя на ваши виноватые лица, у меня складывается отчетливое впечатление, что на последний вопрос ответа я так и не получу, – короче, валяйте, черт побери, я хочу знать, в чем дело?

Долго ждать ответа не приходится – поговорить здесь любят.

– Зайка, дизайном этого бара занимался Джордж Накасима, – мягко поправляет меня Джей-Ди, – а вовсе не, гм, Яки Накамаси, то есть я хочу сказать, Юки Накаморти, то есть, блин, Пейтон, помоги мне, а то я совсем запутался.

– Ответственным за этот этаж назначен Ёки Накамури, – говорит Пейтон.

– Ах вот как! – восклицаю я. – И кто же его назначил?

– Ну как кто? Moi[1], – отвечает Пейтон.

Повисает пауза. Все взгляды обращаются на Пейтона и Джей-Ди.

– И кто же такой этот Муа? – вопрошаю я. – Знать не знаю никакого гребаного Муа, зайка.

– Виктор, умоляю тебя, – говорит Пейтон, – я уверен, что Дэмиен это с тобой обсуждал.

– Дэмиен со мной это обсуждал, Джей-Ди. Дэмиен со мной это обсуждал, Пейтон. Я просто хочу знать, кто такой этот Муа, зайка! – восклицаю я. – Я вспотел от любопытства.

– Moi — это в данном случае Пейтон, – все так же спокойно объясняет Джей-Ди.

– Moi – это я, – кивает в знак согласия Пейтон. – Moi, гм, это будет «я» по-французски.

– А ты уверен, что этих крапинок здесь быть не должно? – Говоря это, Джей-Ди нерешительно трогает панель. – Я хочу сказать, может, им здесь полагается быть, ну, типа, может, они предусмотрены или что-нибудь в этом роде?

– Стоп! – Я поднимаю руку. – Ты говоришь, что эти крапинки предусмотрены?

– Виктор, зайка, нам еще столько всего нужно проверить. – Тут Джей-Ди демонстрирует мне длинный список всего, что мы должны проверить. – Кто-нибудь займется этими крапинками, кто-нибудь их выведет. Там внизу, на первом этаже, мне попался фокусник.

– И он сможет вывести их к завтрашнему вечеру? – рычу я. – К зав-траш-не-му, ты меня слышишь, Джей-Ди?

– Можно разобраться с этим до завтра?

Джей-Ди смотрит на Пейтона. Тот кивает в ответ.

– Тут у нас «до завтра» означает все, что угодно, от пяти дней до месяца. Боже, вы что, не видите, что я вне себя от гнева?

– Нельзя сказать, чтобы мы тут штаны просиживали, Виктор.

– По-моему, все проще простого. Мы видим здесь, – я показываю пальцем, – крапинки. Может, тебе нужно и эту фразу расшифровать, Джей-Ди, или до тебя наконец все же дошло?

«Репортер» из журнала Details стоит рядом с нами. Задание: сопровождать меня на протяжении всей недели. Заголовок: «КАК ОТКРЫТЬ КЛУБ». Внешний вид: пол женский, Wonderbra, глаза густо подведены карандашом, матросская бескозырка советского образца, пластмассовая бижутерия, скатанный в трубку номер журнала W под бледной накачанной конечностью. Похожа на спящую Уму Турман полутораметрового роста. За ее спиной какой-то парень в жилетке на липучках поверх майки для регби и в кожаной кепке снимает все происходящее на видеокамеру.

– Эй, зайка, – я затягиваюсь «Мальборо», которую кто-то подносит к моим губам, – что ты думаешь по поводу этих крапинок?

Репортерша опускает свои солнцезащитные очки.

– Прямо не знаю, что сказать.

Видно, что она лихорадочно соображает, какую позицию ей занять.

– Девушки с Востока клевы, – пожимаю я плечами. – От их прикидов я тащусь[2].

– Я так думаю, что мне это, в общем, фиолетово, – наконец сообщает она.

– А ты думаешь, всем этим типам не фиолетово? – фыркаю я. – Я тебя умоляю!

Бо, перегнувшись через стальное ограждение, зовет меня с верхнего этажа:

– Виктор, Хлоя на десятой линии!

Репортерша немедленно разворачивает W, внутри которого обнаруживается блокнот, и начинает царапать в нем нечто, вдохновленная сим сообщением.

Я отвечаю, не отводя взгляда от крапинок:

– Скажи ей, что я занят. У меня совещание. Срочное. Скажи ей, что у меня срочное совещание. Я перезвоню ей после того, как пожар будет потушен.

– Виктор! – кричит мне Бо сверху. – Она звонит сегодня уже шестой раз. Причем за последний час – третий.

– Передай ей, что мы встретимся в Doppelganger в десять. – Я наклоняюсь вместе с Пейтоном и Джей-Ди и провожу рукой по панели, показывая им, где крапинки начинаются, где кончаются и где начинаются снова. – Посмотрите, чуваки, вот они – крапинки. Они блестящие. Блестящие, Джей-Ди, – шепчу я. – Господи Иисусе, да они тут повсюду. – Внезапно я замечаю новое скопление и взвизгиваю сдавленным голосом: – Такое ощущение, что они расползаются! По-моему, раньше здесь их не было. – Я сглатываю слюну, а затем хрипло добавляю: – Из-за этого у меня даже во рту пересохло – тут что, нет никого, кто принесет мне диетический холодный чай Arizona? Только, умоляю, в бутылке, не в банке!

– Неужели Дэмиен не обсуждал дизайн с тобой, Виктор? – спрашивает Джей-Ди. – Неужели ты не подозревал о существовании этих крапинок?

– Я ничего не слышал о них, Джей-Ди. Ничего, nada[3]. Я… ничего… не слышал. Заруби себе это на носу. Никогда не говорил ничего подобного. Nada. Ничего. Я ничего не знаю, ничего не слышал. Никогда…

– Да я понял, понял, – устало соглашается Джей-Ди и встает.

– Зайка, но я здесь ровным счетом ничего не вижу, – говорит Пейтон, по-прежнему скрючившийся на полу.

Джей-Ди вздыхает:

– Видишь, даже Пейтон не видит их, Виктор.

– Скажи этому вампиру, чтобы он снял свои гребаные темные очки, – ворчу я. – Я тебя умоляю!

– Я не позволю называть меня вампиром, – надувает губки Пейтон.

– Что? Ты позволяешь трахать себя в зад, но не хочешь, чтобы тебя даже в шутку называли Дракулой? На какую планету я попал? Пора двигать отсюда. – И я махаю рукой в сторону чего-то, чего никто не видит.


С этой книгой читают
Патрик Бэйтмен – красивый, хорошо образованный, интеллигентный молодой человек. Днем он работает на Уолл-стрит, но это служит лишь довеском к его истинному призванию. То, чем он занимается вечерами и по ночам, не может присниться разнеженному обывателю и в самом страшном сне. Ему двадцать шесть лет, и он живет своей собственной Американской Мечтой.Роман Эллиса, стремительно ставший современной классикой, был экранизирован Мэри Хэррон («Я стреляла
Представьте себе, что первый ваш роман, написанный в двадцать лет, стал международным бестселлером и символом поколения, а третий, «Американский психопат», вызвал такой скандал, что ваше имя сделалось нарицательным. Представьте себе, что вы наконец женились на голливудской звезде, десять лет назад родившей от вас сына. И можно было бы почивать на лаврах, только теперь вам кажется, что Патрик Бэйтмен восстал со страниц «Американского психопата» и
Впервые на русском - и в блистательном переводе Василия Арканова ("Полная иллюминация" и "Жутко громко и запредельно близко" Джонатана Сафрана Фоера) - новейший роман автора бестселлеров "Информаторы" и "Американский психопат", "Правила секса" и "Лунный парк". В этой книге глашатай "поколения Икс" вернулся четверть века спустя к героям своего дебютного романа "Ниже нуля", с которым прогремел в двадцать лет. Итак, прилетев из Нью-Йорка в Лос-Андже
Есть мании опасные и не слишком. Пиромания, определённо, относится к опасным. Любому пироману не повезло категорически, он опасен для общества и для себя, и неизвестно, для кого больше. Хотя, если у пиромана есть друзья, разделяющие его страсть, может, и повезло немного. А если есть враги, то не повезло уже им. Это и сборник советов для поджигателей, и история о том, как они пытаются побороть свою страсть и невозможно сказать, что в большей степе
Собрание избранных стихотворений таких жанров, как любовная, философская и гражданская лирика.
Заунывненск – город в Усть-Задупинской области, один из мировых лидеров в сфере производства шлаков и канцерогенов. Как и всякий промышленный моногород, Заунывненск погружён в ядовитый смог и хроническую депрессию. А ещё в Заунывненске живёт некрасивая девочка по имени Тлена Безысходнова, с которой регулярно происходят всякие странные и нелепые вещи…
Наш герой-трикстер Анимоха – своего рода Ходжа Насреддин эпохи постмодернизма, авантюрист наоборот, одержимый и бессильный одновременно. В обществе, где все слова поставлены под сомнение, и ни одна вещь не равна самой себе, он все-таки пытается выработать некое мировоззрение и систему ценностей. Удастся ли ему в этом преуспеть, предстоит узнать читателю.
Тьма наступает на Эвиал. Последние барьеры вот-вот рухнут. Замешенное на эльфьей крови салладорское волшебство, говорящие зомби в подгорных пещерах, чудовища Змеиных лесов – суть ее проявления. Фесе, воин, маг и некромант, догадывается об истинном источнике бед Эвиала и как может противостоит Злу. Однако Инквизиторы с упорством фанатиков винят во всем некроманта и гонят его от одной ловушки к другой. Платя высокую цену душой и кровью, Фессу удает
Страшную цену платит молодой некромант за полученные от древних доуттов тайные знания. Магия его крови будит Зверя, способного уничтожить Эвиал, мир чародейства и волшебства. Теперь, согласно преданию, остановить это порождение Тьмы, убив некроманта, может только его сын. Однако рождается девочка. Именно ей вопреки природе предстоит пройти путь воина, закалив свою душу презрением к страху и лютой ненавистью к Врагу, предавшему смерти ее родных, п
Дорогой Читатель! В этой книге изложены удивительные события, произошедшие с обыкновенной женщиной, которая в поисках любви отправляется в опасное путешествие на Багамские острова. Встреча с потусторонним миром, поиск сокровищ, переселение душ – все происшествия помогут героине сделать правильный выбор.
История о психотерапии травмы, рассказанная с двух сторон – психолога и клиентки, и из двух миров – реального и бессознательного. История о том, как работает психотерапия и как, будучи несовершенными, люди могут помогать друг другу возвращаться к себе. Книга содержит нецензурную брань.