Елена Топильская - Овечья шкура

Овечья шкура
Название: Овечья шкура
Автор:
Жанр: Полицейские детективы
Серия: Детектив читает женщина
ISBN: Нет данных
Год: 2004
Другие книги серии "Детектив читает женщина"
О чем книга "Овечья шкура"

Заказное убийство бизнесмена, загадочное исчезновение его делового партнера, убийства несовершеннолетних школьниц-блондинок – эти фрагменты криминальной головоломки сложила следователь прокуратуры Маша Швецова, чтобы разобраться в чудовищном преступлении, произошедшем в лесопарке. Но она не догадывается, насколько близко к ней преступник…

Бесплатно читать онлайн Овечья шкура


1

Внешность у профессора была абсолютно профессорская: высокий лоб, благородная седина, бородка клинышком, осанистая фигура, да еще и хорошо поставленный баритон. Заметно было, что звание профессора он носит с удовольствием; он увлеченно чертил схемы на доске, специально поставленной по такому случаю в актовом зале прокуратуры, так что мел брызгал во все стороны, и артистично взмахивал руками. Но, Боже мой, какую ересь он молол своим хорошо поставленным баритоном!

– …Эксперты пытались убедить меня в том, что потерпевшая была девственницей. Друзья мои, сказал я им. Посмотрите как следует, ведь у нее во влагалище ороговевшие клетки: мозоль, иными словами, от интенсивной половой жизни…

Сидевший позади нас эксперт-гинеколог, милейший Никита Владимирович Пилютин, не выдержал и хрюкнул на весь зал. Профессор укоризненно вскинул бородку в направлении непочтительного звука. Пилютин пригнулся и скрюченным пальцем постучал в спину Лешке Горчакову.

– Послушайте, откуда выкопали этот анахронизм?

– Из нашего родимого института, – прочревовещал Горчаков, не разжимая губ и не поворачиваясь к Пилютину, чтобы его не засекли как нарушителя дисциплины и не вытурили с занятий.

– Что он несет?! – не унимался Никита Владимирович. – Какие ороговевшие клетки во влагалище?! У вас же во рту мозоль не образуется, сколько бы вы ни ели! Там, где слизистая, мозолей вообще быть не может!

Лешка пожал плечами и углубился в кроссворд.

– Никита Владимирович, не переживайте, – успокоила я эксперта, – все равно этого балабола никто не слушает.

И верно, весь зал занимался своими делами. Справа от нас два следователя резались в дурака, загородившись открытым кейсом. Слева молодая стажерочка увлеченно подшивала уголовное дело, перед ней двое молодцов откровенно дремали. Шелестели газеты, попискивали мобильные телефоны – в общем, ежемесячные занятия для следователей были в полном разгаре. Но профессорский баритон перекрывал посторонние шумы:

– Слава Богу, я вовремя пришел на вскрытие. И прямо за руку схватил эксперта: куда ж вы, говорю, скальпелем в рану лезете! Там ведь будут искать следы металлизации!..

Сзади застонал Пилютин:

– Нет, я не могу больше! Зачем в ножевой ране искать следы металлизации?!

– И ведь из года в год одно и то же, – Лешка отложил полностью разгаданный кроссворд и потянулся. – Я бы лучше в тюрьму съездил, злодея с экспертизами ознакомил, чем здесь париться. Мы сидим, а сроки идут…

Наконец профессор разоблачил всех мракобесов, стоявших на пути его прогрессивной мысли, и под вялое хлопанье кадровиков, бдивших за занятиями со сцены, сошел в зал. Его место на кафедре занял эксперт Пилютин. Он начал рассказывать, как производится забор биоматериала по делам о половых преступлениях. Говорил он, в отличие от предыдущего оратора, правильно и интересно, да только я могла бы рассказать обо всем этом не хуже, чай, пятнадцать лет следственной работы за плечами, а сколько выездов на такие дела было с тем же Пилютиным!..

День, выброшенный из жизни, с досадой подумала я про эти подлые занятия. Сейчас объявят перерыв на обед, потом кадровик зачитает никому не интересные приказы, которые все равно разошлют ознакомиться по районам; потом кто-то из любимчиков руководства будет вяло делиться опытом. А затем все следователи, чертыхаясь про себя, разъедутся по своим районным прокуратурам, и будут сидеть допоздна, наверстывая потерянное время…

Все шло по плану. Наконец гул голосов усилился и захлопали откидные стулья – это следственный корпус Петербурга был отпущен, по выражению кадровика, отставного вояки, – «покурить и оправиться».

Я не курю, но из солидарности с другом и коллегой Горчаковым потащилась под лестницу – постоять рядом с курильщиками. Как назло все, с кем мне хотелось бы перекинуться парой слов, злостно травили себя никотином. Пришел туда и Никита Владимирович, и, затянувшись сигаретой, позлословил относительно падения умственного потенциала следственных работников.

– Вы, господа, базар-то фильтруйте, прежде чем написать постановление о производстве экспертизы, – изысканно пустив колечко дыма, усмехался он. – Мне вчера коллега Панов жаловался, что ему по упавшему с высоты предложили указать, в какой позе потерпевший находился в момент отрыва от крыши. Такой вопрос, господа, был бы уместен, если бы столкнул бедолагу сам Панов. Между прочим, коллега вчера бегал по моргу, тряс постановлением и кричал: «А я видел?!».

– Фигня, – вмешался долговязый следователь Каравашкин, из пригородного района, – мне вот тут зональный велел по неопознанному трупу поставить вопрос, может ли эксперт по расположению внутренних органов высказаться о расовой принадлежности трупа.

Услышав это, Пилютин подавился очередным колечком дыма, и даже не стал комментировать. К нам постепенно подтянулись другие следователи, желавшие скоротать время в приятной беседе, и у меня от высокой концентрации дыма защипало глаза.

– Как вы можете эту пакость глотать, да еще и за свои деньги, – поморщилась я, утирая скупую слезу.

– Ох, не говорите, Мария Сергеевна, – отозвался галантный Пилютин, смяв окурок и озираясь в поисках урны, – а что делать? Равноценной замены этому антидепрессанту человечество еще не придумало. Хотя начальство развернуло беспрецедентную пропагандистскую кампанию…

Горчаков заметил, что кампания эта опорочена на корню.

– Видел я у вас в бюро, – сказал Лешка, – как старый курильщик, эксперт Каландадзе, читал лекцию о вреде курения некурящим медсестрам отдела, смоля при этом цигарку.

Пилютин наконец нашел закуток, куда можно было сунуть окурок, не мучаясь угрызениями совести, и поманил меня за угол.

– Мария Сергеевна, хочу попросить вас о помощи.

– Я к вашим услугам, Никита Владимирович.

Сказала я это искренне, поскольку к Пилютину относилась с большой симпатией. Мы часто вместе дежурили, и я всегда радовалась, видя в графике его фамилию: работать с ним было одно удовольствие, со своим делом он справлялся быстро, четко и качественно, никогда не ныл, неизменно был спокоен и приветлив, и плюс ко всему имел еще одно немаловажное достоинство – его литературные вкусы полностью соответствовали моим. Так что наши совместные дежурства носили то чеховский, то купринский оттенок, а порой были отмечены поэзией Маяковского.

Пилютин вздохнул и машинально достал из кармана пачку сигарет, но, спохватившись, что мы уже отошли от курилки, засунул курево обратно.

– У моих знакомых пропала дочка, – начал он, глядя в сторону.

– И не нашли? – сочувственно спросила я.

– Нашли, – он помялся. – Нашли через три дня, в лесопарке. В пруду.

– Утопление?

– В том-то и дело. Танатологи поставили «утопление», а прокуратура в возбуждении дела отказала.


С этой книгой читают
Елена Топильская – следователь, раскрутивший многие громкие дела, кандидат юридических наук, известная писательница и просто обаятельная молодая женщина – рассказывает о занимательных случаях из судебной практики и о громких уголовных делах, неоднократно становившихся объектами внимания средств массовой информации.
Дотошный следователь прокуратуры Маша Швецова углубляется в очередное расследование. В городе орудует серийный маньяк. Его жертвы – молодые светловолосые мужчины. Единственная улика, которую удается добыть следствию, – отпечаток ладони убийцы. Но по данным угрозыска эти отпечатки принадлежат человеку, умершему два года назад на зоне от отравления неизвестным ядом...Ранее роман издавался под названием: "Амнезия. Установление личности."
Большинство детективных романов известной петербургской писательницы Елены Валентиновны Топильской, в прошлом – следователя по особо важным делам, послужили основой сценария первых восьми сезонов популярного телесериала «Тайны следствия», посвященного суровым трудовым будням работников районной прокуратуры. Так, роман «Криминалистика по пятницам» – о том, как трудно расследовать дело о преступлениях, совершенных человеком без лица. Выбирая места
Средства массовой информации сообщают о похищении жены крупного бизнесмена среди бела дня, в центре города. Но все, кто может что-то рассказать об этом происшествии, делают вид, что преступления не было. Незадолго до этого преступником-одиночкой дерзко ограблены пункты обмена валюты. Позже совершен налет на ювелирный магазин. Покончил с собой известный врач-гинеколог. И за всеми этими преступлениями – тень спецслужб. Странным образом переплелись
Не зря говорят: "У каждого в шкафу свой скелет". Семейные тайны иногда могут привести к преступлению. Когда следователю Маше Швецовой поручили вести дело об убийстве преуспевающего бизнесмена Чванова и его жены, следователь рассмотрела все версии, начиная от заказного убийства конкурентами до банального ограбления. Но, только углубившись в леденящие душу семейные тайны Чвановых, Швецовой удается нащупать невероятную разгадку жестокого убийства…Ра
К следователю Маше Швецовой обращается известная киноактриса Климанова с жалобами на то, что ее преследуют. А через несколько дней Климанову находят мертвой. Обстоятельства смерти указывают на самоубийство, есть предсмертная записка, лечащий врач актрисы сообщает, что она была психически не-уравновешена. Но что-то не дает покоя Маше Швецовой и, как выясняется, не зря. Предсмертная записка, найденная возле трупа, была написана Климановой несколько
Действие детективного романа Ричарда Цвирлея переносит читателей в Польшу 80-х годов XX века. Коммунисты, пропаганда, борьба с инакомыслием, алкоголизм, дефицит и прочие явления социалистической эпохи составляют неотъемлемую часть всего происходящего. Польским милиционерам предстоит расследовать серию жестоких убийств. И все они ведут к железной дороге. Дело осложняет русский след.
Роберт Пэл – полицейский, в прошлом неудавшийся психоаналитик, который расследует таинственную смерть рок-звезды. Во время расследования он случайно знакомится с Ниной, биоинформатиком. Он начинает подозревать, что Нина имеет какое-то отношение к этому преступлению. Роберт борется с двумя желаниями: помочь Нине обрести душевный покой или выполнить свой служебный долг.
Спустя почти два года жизнь в городке Стоуни наконец-то налаживается, с наступлением очередного летнего праздника все его жители вновь готовятся к ярмарке и открытию парка аттракционов. Бывший коп Генри Лортенс переносит сложнейшую операцию, а шериф города проводит свои последние дни на службе. Одновременно с этим чудом выжившего маньяка «Водяного» направляют на освидетельствование в одну из лучших клиник округа. Где его уже ждет амбициозная деву
Книжка «Поэма о полиции» приобрела огромную популярность благодаря интересному сюжету, стремительному развитию событий. Стихи детально описывают прибытие героя на службу в полицию. Не содержит ужасов, поимок преступников, героизма и жертвенности во имя родины. Читателю будет свободно и легко, практически с комфортом; вместе с участковым полиции передвигаться по службе. Лишённая остроты, но с перчинкой, немного с юмором, в детективном жанре описыв
Как и в «Имени розы», Средние века и современность здесь перекликаются и взаимоотражаются. Как и «Имя розы», «Баудолино» – исторический роман с элементами детектива. Здесь сюжет восходит к «Шести Наполеонам» Конан-Дойла, добавлены мифические истории Волхвоцарей, Туринской плащаницы, поисков Грааля, герои странствуют по вымышленным царствам и бьются с армиями фантастических существ, а завершается все триллерной двойной развязкой. Журналисты написа
Судьба солдата изменчива и непредсказуема. Особенно на войне. Но чтобы смертельные враги – бойцы Рабоче – Крестьянской Красной Армии и солдаты германского вермахта стали товарищами по оружию, должно случиться что – то из ряда вон выходящее. На их долю выпали невиданные испытания. Прогулка под конвоем в другую галактику, гладиаторские бои, спецоперации в подземных лабиринтах заброшенной планеты, гиперпространственные прыжки и ядерные разборки на З
Рассказ повествует о неожиданной находке, попавшейся среди множества бесчисленных планет.
Афоризмы и прозы, которые создавались в разное время и настроение. Не стихи, но и не простые строки.Содержит нецензурную брань.