Йен Пирс - Перст указующий

О чем книга "Перст указующий"

Один из лучших исторических детективов и в то же время исторических романов ХХ века. Книга, которая по праву считается классикой сразу двух жанров.

Эта история случилась в бурную и опасную эпоху начала Реставрации Карла II. История предательства, убийства и некоего таинственного зашифрованного письма, которому лучше бы оставаться утраченным, ведь оно может привести на плаху очень и очень многих.

История, четыре версии которой нам поведают четыре разных участника событий. Но кто из них говорит правду, кто лжет, кто о чем-то умалчивает, а кто и сам не знает истины? Добросердечный и легкомысленный венецианец, не слишком понимающий смысл происходящего в чужой стране? Фанатично верующий юноша-пуританин, готовый на все, чтобы снять со своего отца обвинения в предательстве? Один из лучших тайных агентов Кромвеля, затеявший теперь собственную опасную игру? Или вдумчивый историк, на свое несчастье, полюбивший «неподходящую» девушку?..

Бесплатно читать онлайн Перст указующий


Iain Pears

AN INSTANCE OF THE FINGERPOST


© Iain Pears, 1997

© Перевод. И. Гурова, наследники, 2018

© Перевод. А. Комаринец, 2018

© Издание на русском языке

AST Publishers, 2018

* * *
Historia vero testis temporum
Lux veritatis, vita memoriae,
Magistra vitae.
CICERO. DE ORATORE

История – свидетельница времен, свет истины, жизнь памяти, владычица жизни.

ЦИЦЕРОН. Об ораторском искусстве

Вопрос первоочередности

Есть идолы, которых мы именуем Идолами Торжищ. Ибо Люди общаются через Беседы, и ложное или ненадлежащее Злоупотребление Словами странно подчиняет Понимание, ибо Слова абсолютно владеют Пониманием и ввергают все Предметы в Хаос.

ФРЭНСИС БЭКОН. НОВЫЙ ОРГАНОН

РАЗДЕЛ II, АФОРИЗМ IV

Глава первая

Марко да Кола, благородный венецианец, почтительно вас приветствует. Я хочу рассказать о путешествии, которое совершил в Англию в 1663 году, о событиях, свидетелем которых был, и о людях, с которыми познакомился там, уповая, что люди любознательные найдут все это не лишенным интереса. Равно я намерен в своем повествовании разоблачить ложь и клевету тех, кого я прежде ошибочно числил среди моих друзей. Нет, я не стану писать длинного самооправдания или подробно рассказывать, как меня обманули и лишили славы, которая по праву должна быть моей. Мое повествование, мнится мне, будет говорить само за себя.

Многое я опущу, но лишь то, что никакого значения не имеет. Значительная часть моих путешествий по этой стране ни для кого, кроме меня, интереса не представляет и не будет упоминаться на этих страницах. Точно так же многие из тех, с кем я знакомился, мало что значат. Тех же, кто позднее причинил мне много зла, я описываю такими, какими знал их тогда, и прошу читателей помнить, что в те дни я хотя и не был желторотым юнцом, но не был и искушен в путях света. Если мой рассказ покажется простодушным и глуповатым, значит, вам остается прийти к заключению, что таким был и юноша тех давних лет. Я не возвращусь к своему портрету, чтобы наложить новые мазки и лакировку для сокрытия моих ошибок или слабости моего дара как художника. Я не стану выдвигать никаких обвинений или вступать в полемику, опровергая других; нет, я просто изложу происходившее в уверенности, что ничего более от меня не требуется.

* * *

Мой отец, Джованни да Кола, был купцом и в последние годы своей жизни занимался поставкой дорогих товаров в Англию, которая, хотя и была страной простых нравов, тем не менее начинала оправляться от последствий революции. Он издалека прозорливо угадал, что по возвращении короля Карла II там вновь можно будет получать огромную прибыль без особого труда, и, опередив других, более робких купцов, открыл контору в Лондоне, чтобы обеспечивать англичан побогаче теми предметами роскоши, кои столько лет жестоко осуждались фанатичными пуританами. Дела его шли успешно – он имел в Лондоне надежного агента в лице Джованни ди Пьетро, а кроме того, подыскал компаньона, английского купца, с которым делил прибыль. Как-то он сказал мне, что сделка была честная: этот Джон Манстон был хитер и нечист на руку, но как никто знал вкусы англичан. И, что еще важнее, англичане издали закон, запрещавший доставку товаров в страну не на английских судах, а Манстон знал способ, как обойти этот запрет. И пока ди Пьетро следил за ведением счетных книг, мой отец считал, что может не опасаться обмана.

То время, когда он сам вел свои торговые дела, давно миновало, и, приобретя на часть своего капитала имение на Terra Firma[1], он питал надежду быть занесенным в Золотую книгу. Хотя сам он был купцом, но хотел, чтобы его дети принадлежали к благородному сословию, а потому не допускал меня к участию в своих торговых делах. Упоминаю я об этом как о свидетельстве его доброты: он рано заметил, что торговля меня не влечет, и содействовал тому, чтобы жизнь, которую вел он, не стала моей. К тому же он знал, что молодой муж моей сестры более подходит для торговых предприятий.

Итак, покуда мой отец упрочивал семейное имя и состояние, я (моя мать скончалась, а моя единственная сестра уже вступила в выгодный брак) был отправлен в Падую приобрести познания в науках; он хотел, чтобы его сын принадлежал к нашей знати, но не желал, чтобы я уподобился ей и в невежестве. Вот тогда-то, и уже в зрелых летах – мне было под тридцать, – мной внезапно овладело жгучее желание стать гражданином Республики Учености, как ее называют. Эту внезапную страсть я теперь и не вспоминаю, настолько полностью она угасла во мне, но тогда чары новой опытной философии совсем меня покорили. Разумеется, ради самого познания, а не для практического его применения. Я говорил вместе с Бероальдом: non sum medicus, nec medicinae prorsus exspers[2] и приложил некоторые усилия для постижения теории науки врачевания, но только чтобы удовлетворить свое стремление к знаниям, а не для того, чтобы применять эти знания на практике. У меня не было ни желания, ни нужды зарабатывать таким способом хлеб насущный, хотя, со стыдом признаюсь, иногда я мучил моего бедного отца, угрожая, если он не будет добр ко мне, стать в отместку врачом.

Полагаю, он всегда знал, что ничего подобного я не сделаю и всего лишь пленен идеями и людьми, которые были столь же обаятельными, сколь и опасными. Поэтому он не стал возражать, когда я написал ему про сообщения одного профессора, который хотя читал лекции по риторике, но значительную часть своего времени посвящал изучению новейших достижений натурфилософии. Этот человек много путешествовал и утверждал, что всем, кто серьезно занят исследованиями естественных феноменов, более не следует относиться с пренебрежением к Нидерландам и Англии. После многих месяцев, проведенных у него под крылом, я заразился его восторгами и, поскольку в Падуе меня ничто не удерживало, попросил позволения побывать в этих странах. По доброте душевной мой отец немедля изъявил согласие, получил для меня разрешение покинуть пределы Венецианской Республики и отправил распоряжение своим банкирам во Фландрии снабжать меня деньгами.

Я было подумал воспользоваться моим положением и отправиться в путь морем, но затем решил, что для пополнения моих знаний следует увидеть как можно больше, а для этого более подходит карета, нежели три недели возлияний с корабельной командой. Должен прибавить, что я всегда очень страдал от морской болезни, в каковой слабости неизменно избегал сознаваться, ибо, хотя Гомесий и говорит, что оная болезнь исцеляет меланхолию, на своем опыте я ни разу этого не испытал. Тем не менее в дороге мое мужество ослабело, а потом почти вовсе испарилось. Путешествие до Лейдена занимает всего девять недель, но испытываемые мною страдания неумолимо отвлекали мое внимание от того, что я видел вокруг. Как-то раз, увязнув в грязи на полпути через альпийский перевал, когда дождь лил как из ведра, одна лошадь охромела, а единственным моим спутником был солдат свирепейшего вида, я решил, что самая яростная буря в Атлантическом океане предпочтительнее подобных мучений.


С этой книгой читают
«Заводной апельсин» – литературный парадокс ХХ столетия. Продолжая футуристические традиции в литературе, экспериментируя с языком, на котором говорит рубежное поколение malltshipalltshikov и kisok «надсатых», Энтони Бёрджесс создает роман, признанный классикой современной литературы.Умный, жестокий, харизматичный антигерой Алекс, лидер уличной банды, проповедуя насилие как высокое искусство жизни, как род наслаждения, попадает в железные тиски н
«Аэропорт» – роман-бестселлер Артура Хейли, вышедший в 1968 году. Вымышленный город, где находится крупнейший аэропорт, неожиданно накрывает снежный буран, поэтому все службы работают в экстренном режиме.На сотрудников аэропорта обрушивается одна проблема за другой, начиная от сгинувшей непонятно где машины с продуктами до страшной аварии на борту одного из самолетов. А ко всему прочему добавляются обострившиеся личные проблемы героев, их сложные
«Театр» – самый известный роман Сомерсета Моэма.Тонкая, едко-ироничная история блистательной, умной актрисы, отмечающей «кризис середины жизни» романом с красивым молодым «хищником»?«Ярмарка тщеславия» бурных двадцатых?Или – неподвластная времени увлекательнейшая книга, в которой каждый читатель находит что-то лично для себя?«Весь мир – театр, и люди в нем – актеры!»Так было – и так будет всегда!
Вскоре по окончании Гражданской войны в Балтиморе собирается группа энтузиастов – «Пушечный клуб», его лидер Импи Барбикен намерен создать пушку, снаряд которой мог бы после выстрела достигнуть Луны.Поначалу экипажа у странного аппарата не планировалось. Однако смелый путешественник Мишель Ардан внес корректировки, и в итоге в космос отправились трое: сам Ардан, Барбикен и капитан Николь.Все ли вернутся живыми из дерзкого невообразимого полета? И
2 июля 1961 года на вилле в Кетчуме, небольшом городке штата Айдахо, прогремел выстрел. Патриарх американской литературы, кумир не одного поколения читателей Эрнест Хемингуэй свел счеты с жизнью, покончив с собой. Сценой его самоубийства начинается роман американца Крейга Макдоналда «Убить Хемингуэя».Спустя четыре года после смерти «папы Хема» открывается конференция, посвященная его творчеству. Четвертая жена и признанная вдова писателя Мэри Уэл
Эдгар По (1809–1849) – неповторимое явление в истории американской словесности. Он является предтечей современной фантастической и детективной литературы, создателем блестящих загадочных новелл и стихотворений, запоминающихся благодаря таинственному пафосу и своеобразной мрачной красоте.В состав данной книги вошло двадцать самых знаменитых мистических рассказов Эдгара По, интригующих и жутковатых благодаря своей атмосфере и неповторимой эмоционал
Все началось с кошки, а закончилось убийством. Дело было так: Аннабель Хейер, отправившись на поиски пропавшего любимца, в соседнем доме обнаружила труп хозяйки. Местные полицейские готовы списать смерть старого человека на проблемы, связанные с возрастом. Но дотошная Аннабель выясняет странное обстоятельство: оказывается, за последнее время в собственных домах найдено столько трупов, сколько не находили за несколько предыдущих лет. Что это, траг
Детективы Клода Изнера снискали славу по всему миру. Увлекательные истории, выразительные персонажи, тайны, авантюры, романтика – и все это в изысканных декорациях Парижа девятнадцатого века. Светские салоны, антикварная лавка, уставленная редкими предметами искусства, роскошные интерьеры Гранд-опера…Сыщик-любитель Виктор Легри снова отправляется на поиски истины. Действительно ли упавший с небес метеорит способен негативно влиять на события? Свя
Олег Парамонов, мошенник и плут, проиграл в карты крупную сумму воровскому авторитету и решил бежать из Москвы. Уехал он далеко, в маленький городишко Тулупинск, где опять взялся за старое. Мошенник он был гениальный, и голова его была набита кучей всяких идей. Развернулся он вовсю и даже организовал финансовую пирамиду «Городок развлечений». Акции липового предприятия стали покупать солидные люди. И надо такому случиться – его показали по ТВ, и
«Книга молодых авторов Жвалевского и Мытько «Порри Гаттер и Каменный Философ» – искрометная и очень смешная пародия на творение знаменитой шотландки» («Аргументы и факты»).«Стоит сказать и о принципиальном отличии «Порри Гаттера» от многих других литературных пародий. Это совершенно самостоятельная книга с вполне оригинальным детективным сюжетом, сохраняющая до последней страницы замечательно яркий и добрый юмор…» («Книжное обозрение»)
Лию всю жизнь держали в заточении, пряча от чужих глаз. Все ее вопросы оставались без ответа, пока неожиданная встреча не изменила ее жизнь. На пути к разгадке своего происхождения ей предстоит путешествие по неизведанным землям, встреча с волшебными существами, пугающие тайны и трогательная любовь. Сможет ли Лия понять свое предназначение, спасти своих близких и обрести долгожданную свободу?
Наши поступки никогда не проходят просто так. И вот Мироходец Макс, поддавшись на уговоры своего друга, кота-демона Сола, решает помочь молодой соседке-ведьмочке найти её наставника. Простой поход в соседний мир неожиданно превращается в безумную гонку по мирам, наперегонки с рушащейся сетью древних порталов. А в преследователях у нашего героя оказывается коллективный разум желающий поквитаться со своим давним врагом, которому, так случайно Макс,