Хелен Филдинг - Причина успеха

Причина успеха
Название: Причина успеха
Автор:
Жанр: Современная зарубежная литература
Серия: Все о Бриджит Джонс. Романы Хелен Филдинг
ISBN: Нет данных
Год: 2015
Другие книги серии "Все о Бриджит Джонс. Романы Хелен Филдинг"
О чем книга "Причина успеха"

Устав от бестолкового любовника и размеренной лондонской жизни, Рози Ричардсон отправляется в качестве волонтера в Африку, в лагерь беженцев. То, что начиналось как приключение, вскоре становится для нее смыслом жизни. Рози придумывает необычный план для помощи своим подопечным: она надеется привлечь к ним внимание всего мира, поэтому организует западным звездам благотворительную поездку в лагерь. Но в стремлении увеличить свою популярность знаменитости доходят до столь нелепых выходок, что Рози то и дело приходится вытаскивать их из неприятностей. А ведь еще так хочется наладить личную жизнь! Но как все успеть, если проблем становится все больше?

Бесплатно читать онлайн Причина успеха


Helen Fielding

Cause Celeb

Copyright © Helen Fielding, 1994


© Змеева Ю., перевод на русский язык, 2003

© Издание на русском языке. ООО «Издательство «Эксмо», 2015

* * *

Глава 1

Раньше я все время удивлялась: есть же на свете такие люди, как Генри. Поразительно, что человек может оказаться в столь чуждой ему среде и оставаться совершенно не подверженным ее влиянию. Генри будто покрыт каким-то мощным защитным средством, вроде антикоррозийного состава для океанских яхт.

Генри намазывал джем «Гордость джентльмена» фирмы «Фортнум и Мейсон» на кусок пресного хлеба, какой пекут в Намбуле.

– Сегодня утром встал и глазам своим не поверил: у моей хижины – семейство из восьми человек. Хотели передвинуть палатку поближе к реке. Говорю этому парню: «Приятель, здесь у нас лагерь беженцев, а не палаточный городок. Ладно, ладно, двигай. Кормят тут неважно, зато какой вид».

Генри похож на Иисуса. Ему двадцать три.

В Сафиле завтракали рано, сразу после рассвета. Время затишья – всего час перед тем, как жара становилась невыносимой. Тишину нарушали лишь крики петуха и болтовня Генри, который закрывал рот только во сне. Тем утром он надоедал мне больше обычного. Я подозревала, что у него закрутилась интрижка с одной из наших эмоционально особенно уязвимых медсестер – Сиан. Она сидела рядом с ним и смотрела на него взглядом благостным, как бисквитное пирожное. У Сиан было доброе сердце. Она присоединилась к нам два месяца назад, после того как рано вернулась домой с ночной смены в Дерби и обнаружила своего мужа в постели с таксистом кипрского происхождения. Они были женаты восемнадцать месяцев. После нескольких встреч с психоаналитиком она решила продолжить свое лечение заочно.

Бетти, как обычно, говорила о еде:

– Знаете, что бы я сейчас съела? Пудинг с джемом и заварным кремом. Точно говорю. Даже, наверное, оставила бы пудинг и просто съела заварной крем. Обычный пудинг из хлебных крошек. Ммм, представляете, как вкусно? С изюмом и мускатным орехом! Может, Камаль приготовит хлебный пудинг, если мы приспособим эту жестянку из-под печенья под духовку?

Полшестого утра. Я встала из-за стола, вышла на улицу и вздохнула. Здесь всегда раздражаешься по мелочам и при этом не замечаешь ужасов, потому что уже насмотрелась. Я зачерпнула из чана воду и пошла к обрыву – почистить зубы.

Позади меня располагалось наше поселение – несколько круглых глиняных хижин, душевые, уборные и домик, который служил нам столовой. Передо мной – лагерь Сафила, шрам посреди пустыни, отпечаток гигантской ноги на гигантском пляже. Солнечный свет – пока еще бледный, мягкий; небо едва прояснилось на горизонте. Среди дюн и дорожек, ведущих к месту, где одна синяя река впадает в другую, беспорядочно рассыпаны хижины беженцев. Пять лет назад, в середине восьмидесятых, во время Большого Голода, их было шестьдесят тысяч. В день умирало по сто человек. Сейчас осталось двадцать тысяч. Остальные перешли границу и вернулись в горы, в Кефти, где шла война.

Сухая трава зашелестела под дуновением горячего ветра. Сегодня утром не только Генри действовал мне на нервы. В лагере ходили слухи об очередном губительном для урожая нашествии саранчи в Кефти. Но поселенцы часто рассказывали страшные истории. Трудно определить, каким из них можно верить. Мы слышали, что ожидается новый приток беженцев – может, тысячи.

Лагерь наполнился шумом – блеяние коз, смех, крики играющих детей. Радостные звуки. Еще недавно мы слышали лишь стоны умирающих от голода. Я прикусила кончик большого пальца, пытаясь забыть. Невыносимо вспоминать то время. Со стороны столовой донеслись шаги. Генри возвращался в свою хижину. На нем была его любимая футболка с надписью «Почему вы решили стать волонтером?» и четырьмя вариантами ответа:


A. Из религиозных соображений.

Б. Из-за денег.

B. Потому что я неудачник.

Г. Из-за несчастной любви.


Генри выбрал Б – в шутку, конечно. Его семье принадлежит половина Лестершира. А я? Я – гибрид В и Г. И еще мне всегда хотелось делать добро.


Летом 1985 года, когда я еще жила в Лондоне, я влюбилась. Влюбиться для женщины – катастрофа, хуже некуда. Оливера – объекта своих неистовых мечтаний – я встретила на гала-концерте в Королевском Альберт-холле. Исполняли «Gloria» Вивальди, присутствовала принцесса Кентская. Я тогда работала рекламным агентом в издательстве «Гинсберг и Финк», носила короткие юбки и прозрачные черные колготки, на совещаниях сидела нога на ногу и вовсю расхваливала достоинства каких-то людей, которые меня совершенно не интересовали. Забавно: когда тебе двадцать пять, ты хочешь, чтобы тебя воспринимали всерьез и не относились бы к тебе только как к сексуальному объекту. В тридцать пять замечаешь, что тебя воспринимают всерьез, но обеспокоена тем, что сексуальным объектом уже не являешься.

Директор нашей компании, сэр Уильям Гинсберг, любил устраивать маленькие вечера и приглашать талантливых людей и знаменитостей. Но при этом всегда держал в секрете список приглашенных. Для плохо осведомленных личностей вроде меня присутствие на таких вечерах было сущим кошмаром. Я все время боялась подойти к кому-нибудь и спросить, чем они занимаются. Вдруг окажется, что передо мной автор «Любви во время чумы» или солист «Бич Бойз»?

Я была дома у сэра Уильяма три раза. Но он все равно не вспомнил бы, кто я такая. Кроме меня, в издательстве работали еще несколько молоденьких девушек, и он всегда приглашал то одну, то другую, чтобы мы веселили гостей. Мне нравилось общаться с творческими, интересными людьми. На весь вечер я погружалась в состояние благоговейного трепета и очень редко раскрывала рот. Но мне хотелось стать такой же, как они. Концерт Вивальди обещал стать самым грандиозным вечером, на который меня приглашали, и, естественно, я волновалась.

Перед концертом сэр Уильям организовал небольшой прием: аперитивы для ста человек в одном из залов Альберт-холла. За счет компании забронировали пятнадцать лож; после концерта планировалось устроить торжественный ужин для дюжины избранных. Простые смертные вроде меня, естественно, могли расслабиться.

Я нарочно опоздала, тщательно изучила свое отражение в зеркале дамской комнаты и по длинному красному коридору направилась к залу Элгара. Служитель в униформе нашел в списке мое имя и распахнул дверь из темного дерева. В глаза ударил яркий свет. Золотой зал весь светился, гости в смокингах и вечерних платьях спускались по декоративной лестнице или стояли наверху, облокотившись на позолоченные перила. На потолке сквозь тонкую завесу дыма поблескивали хрустальные светильники.

Я была заворожена. Будто все гости программы «Звезды шоу-бизнеса» собрались в одной комнате: Фрэнк Бруно, Джеффри Арчер, Аннека Райс, Нил Киннок, Терри Воган, Мелвин Брэгг, Кейт Эди, Ку Старк, Боб Гелдоф, Найджел Кеннеди, Ричард Брэнсон. В панике я пыталась отыскать хоть кого-нибудь из нашего офиса, но безуспешно. Странно находиться в комнате, полной знаменитостей, – ты знаешь, кто


С этой книгой читают
Оливия Джоулз убеждена – пока она пишет очерки о моде, ее талант пропадает даром, ведь она способна провести настоящее журналистское расследование. Увы, коллеги не очень-то верят в ее силы. А всему виной богатое воображение Оливии! Отправленная на очередную светскую вечеринку, она встречает там красавца француза Пьера Феррамо, продюсера, который с первого взгляда в нее влюбляется. Это могло бы стать началом романтической истории, но интуиция подс
Одинокая женщина желает познакомиться. Но – с кем? А главное – где?Непредсказуемая, фееричная, умная, ироничная Бриджит Джонс методом проб и ошибок движется к намеченной цели – встретить своего единственного.Роман получил премию «Лучшая книга года» в Великобритании (1998), а также занял 75-е место в списке 200 лучших книг по версии BBC (2003).
Вы никогда не позволяли себе съесть третье пирожное, выпить лишнего или без повода? Вы никогда не забывали забрать детей из школы? Вы не обещали себе, что с понедельника бросите курить и начнете делать зарядку? Никогда не выглядели глупо и нелепо? И не писали в Твиттер о свидании, хотя оно еще не закончилось? Нет? Тогда эта книга не для вас.Хелен Филдинг продолжает историю трогательной Бриджит Джонс. Дневник Бриджит – для таких бедовых и неутомим
Каждая женщина – немного Бриджит, даже если она в этом не признаётся.Продолжение приключений непотопляемой оптимистки Бриджит Джонс – это роман, в героине которого многие женщины могут узнать себя, а многие мужчины почерпнут бесценные сведения о загадочной душе, хитростях и слабостях прекрасной половины человечества.
Стоило Бриджит Джонс заподозрить, что она растеряла всю свою привлекательность и теперь уж точно не выйдет замуж, как на ее голову посыпались пикантные приключения.На крестинах у друзей она встречает своего бывшего жениха Марка Дарси и, на радостях перебрав с выпивкой, проводит с ним ночь. Увы, Марк не сразу понимает, что жаждет вернуться к Бриджит, а пока он размышляет, судьба сводит ее с еще одним бывшим – Дэниелом Кливером.Вскоре – какая радос
Кто такая эта женщина без имени – главная героиня? Пустышка, прилетевшая понежиться под солнцем? Загнанная жертва? Преступница, скрывающаяся от закона?«Одежда ныряльщика лежит пуста» – странный роман о подмене личности, одновременно параноидальный триллер и пронзительная женская проза. Книга, как и ее героиня, примеряет одну личину за другой, меняет один костюм на другой и держит в напряжении до самого финала.
Разрываемый войной Багдад.Старьевщик Хади собирает останки погибших в терактах жителей города, чтобы сделать из их органов фантастическое существо, которое, ожив, начинает мстить обидчикам жертв.Сатирическое переосмысление классического «Франкенштейна» Мэри Шелли, роман Саадави – трагикомический портрет тех, кто живет в постоянном страхе почти без надежды на будущее.Готическая история, триллер, политическое высказывание, «Франкенштейн в Багдаде» 
Шестнадцатилетнего Дарио считают трудным подростком. У него не ладятся отношения с матерью, а в школе учительница открыто называет его «уродом». В наказание за мелкое хулиганство юношу отправляют на социальную работу: теперь он должен помогать Энди, который испытывает трудности с речью и передвижением. Дарио практически с самого начала видит в своем подопечном обычного мальчишку и прекрасно понимает его мысли и чувства, которые не так уж отличают
Жизнь когда-то энергичной, независимой женщины с бунтарской жилкой изменилась в одночасье после трагических событий 12-летней давности. В попытках заглушить свое горе она каждое утро вне зависимости от сезона и погоды плавает в открытом бассейне и в компании волкодава навещает могилы на старинном викторианском кладбище. Она почти не осознает, что ее жизнь практически остановилась…Но однажды Маша (как назвала ее подруга в честь одной из героинь «Ч
Тысячелетиями общество выдавливает в свои первые ряды тех, кого характеризовало как «человека своеобразного». А вот нужны ли обществу эти герои в таком количестве? Об этом размышляет в своей статье Олег Дивов.
Если вам интересно, как стать писателем, непременно прочитайте этот «сугубо «кухонно-профессиональный» текст, отражающий личный взгляд на некоторые моменты, значимые для работы литератора»… Но главное, запомните: оригинальный жизненный опыт и своя точка зрения — вот что делает автора невоспроизводимым!
Мы заметили одно очень привлекательное свойство уйгурской кухни – эти блюда можно научиться готовить. Они очень легки и доступны. Но, как и во всяком деле, тут необходимо терпение.Мы рекомендуем Вам приготовить что-то из этого списка блюд. Не пожалеете.Ну, начнем, пожалуй!
Путешествие по Хорватии подобно погружению в сказку. Умиротворенность, которая нисходит на человека, приехавшего в эту удивительную страну, сродни посещению деревенского храма. Да и сам хорватский язык, так схожий со старорусским или украинским, пленяет вас с первой минуты. «Хвала», «молим», «лепо» – вроде как что-то близкое, знакомое и в то же время мелодичное и нежное.Книга открывает серию «Философия приключений» и рассчитана на широкий круг чи