Дмитрий Емец - Самый лучший враг

Самый лучший враг
Название: Самый лучший враг
Автор:
Жанры: Книги про волшебников | Детская фантастика
Серия: Мефодий Буслаев
ISBN: Нет данных
Год: 2016
О чем книга "Самый лучший враг"

Когда-то давным-давно, когда не было ни нашей планеты, ни Солнца, ни звезд, ни даже времени и пространства, произошел огромный взрыв, от которого осталась частица первоматерии. Она способна подарить невиданную силу, вылечить любые раны и выполнить одно-единственное заветное желание. С незапамятных времен этот артефакт хранился в Запретных землях, под присмотром титанов, черпавших у него свою мощь, но затем исчез. Много столетий его искали, а вот теперь он появился в Москве. И значит, все магические существа со всех сторон света потянутся к нему за исцелением. Но Мефодию нужно не исцеление – частица первоматерии способна помочь Арею, томящемуся в страшной Расщелине Духов. И бывший наследник Мрака сделает все, чтобы освободить своего учителя. Однако у его друга светлого стража Варсуса тоже есть заветное желание, и он жаждет добраться до артефакта первым…

Бесплатно читать онлайн Самый лучший враг


© Емец Д., 2016

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2016

* * *

Если кого-нибудь любишь и чувствуешь там где-то алтарь – не входи туда, напротив, обернись лицом в другую сторону, где все погружено во мрак, и действуй только силой любви, почерпнутой из источника позади тебя, и дожидайся в терпении, когда голос тайный позовет тебя обернуться назад и принять в себя прямой свет.

М. Пришвин. Дневник. 1918 год

Поймал себя на том, что не могу создать ничего, не связанного с чем-либо, уже существовавшим в мире до меня… Звуки маголодий, люди, природа, переживания, даже сами мои мысли и слова, которыми я это выражаю, – все это уже было. Жизнь как холст, впечатления – как готовые краски. То есть основа творчества находится не во мне! Есть нечто, что больше меня и что является единым источником всякого возможного творчества во Вселенной!

Более того, мое собственное творчество – или то, что я считаю таковым, – только тогда обретает силу, когда я опираюсь на это универсальное, могучее, вечно существующее. Когда правдиво отражаю его. И чем дальше я от этой внутренней правды, тем слабее выходит то, что я делаю.

Корнелий

Глава первая. Создания первохаоса

При дуэли с огнестрельным оружием большое значение имело расстояние между противниками. Для Западной Европы 15 шагов было минимальным расстоянием между барьерами, а обычным считалось 25–35 шагов. В русских поединках это расстояние колебалось от 3 до 25 шагов, чаще оно было 8–10 шагов, в крайнем случае 15, если дрались на пистолетах… Самой опасной была дуэль «через платок», когда из двух одинаковых пистолетов секунданты заряжали только один, участники выбирали оружие, брались за диагонально противоположные концы карманного платка и по команде распорядителя стреляли. Оставшийся в живых понимал, что заряжен был именно его пистолет.

М. В. Короткова. «Традиции русского быта»

Все как прежде. Та же небольшая кухня Фулоны. То же пятно отражающейся в стекле лампы. Тот же размытый ночной двор за окном, отблескивающий серебристыми спинами припаркованных машин. Те же пятна света на многоэтажке напротив, делающие ее чешуйчатой, рыбной.

Все так же, но не так. Сейчас от этой привычности скребет душу. Поворачиваешься на круг знакомого лица – и понимаешь, что лицо это совсем-совсем другое. А то, что померещилось, того уже нет и никогда не будет.

Но есть и знакомые. Вот Ирка с Багровым. Вот на своей тележке сидит Дион. Руки у него задорно скрещены на груди. Так же лихо торчат кончики мушкетерских усиков. На оруженосцев Дион посматривает с вызовом. Ну-ка! Может, кто-то хочет что-то сказать? А не сказать, так ухмыльнуться? А, господа? Кто первый?

Но оруженосцам хватает ума не связываться. У многих еще болят кости после последней тренировки, когда Дион в одиночку раскатал семерых. Просто голыми руками, ни разу не прибегнув к своим ножам.

Рядом с Дионом стоит и Варсус – худенький юноша в свитерке. Сейчас он сама скромность, всем своим видом подчеркивает, что он только оруженосец Брунгильды. Так и Виктор Шилов сейчас просто оруженосец Прасковьи. Сидит на подоконнике и от нечего делать грызет апельсиновые корки, которые сушит Фулона. Кто-то сказал ей, что они отпугивают моль. Корки горькие, жесткие, но Шилов все равно их грызет, кусая их крепкими, неровно растущими зубами. Страшный зарубцевавшийся ожог на правой щеке не виден: эта щека обращена во двор.

Вот Гелата, бледная, с синими кругами под глазами. Сидит в кресле, которое специально для нее принесли из комнаты, и улыбается слабой, но счастливой улыбкой человека, ощущающего в себе возрождение жизни. Гелате лучше, свет сумел исцелить ее, но она потеряла много крови и очень слаба. По лестницам оруженосец носит ее на руках.

Дафна с Мефодием на кухне не поместились, поскольку кухню хоть и расширили пятым измерением, но небрежно, всего на несколько метров. Дафна сидит на складном стульчике, приобретенном оруженосцем Фулоны для зимней рыбалки, а Мефодий опирается руками о ее плечи. В рюкзаке у Мефодия тетрадь с переплетом на пружинке. В тетради он уже которую неделю ведет учет всех оставшихся на земле магических животных. Это первое его серьезное задание, полученное от Троила. Учет правильный, научный, по видам, подвидам, родам, семействам – все же обучение на биофаке не прошло даром.

Здесь же и Эссиорх. Он приехал на мотоцикле и теперь то и дело, приподнимаясь на цыпочки, выглядывает в окно, опасаясь, что либо мотоцикл угонят, либо обледенеет бензин в шланге бензонасоса и потом не заведешься. Его мотоцикл капризен, как любимая женщина.

Улита (другая его любимая женщина) с Люлем, приехавшие на такси, оккупировали комнату. Маленький Люль один ухитрился занять больше места, чем десять оруженосцев. В коридоре стояла его коляска, с колес которой, подтаивая, стекала грязь. Повсюду валялись комбинезоны, колготки, шапки, варежки на резинке, майки и слюнявчики. Мусорное ведро, принявшее в себя два раздутых памперса, не могло больше вместить даже фантика. Брезгливая Ильга старалась вообще не смотреть в эту сторону.

– Памперс перегнивает двести лет! Представляешь: ребенок уже давно старик, а на свалке лежит его мало изменившийся памперс! – сказала она оруженосцу.

Оруженосец кивнул, прислушиваясь к доносившимся из комнаты воплям и улюлюканью. Улита подпрыгивала с Люлем на руках. Люль хохотал. Пол сотрясался. Соседи снизу хоть и стучали по батарее, но довольно тихо. Еще бы: где им набраться сил и найти что-то твердое в два часа ночи? Максимум нашарили в темноте тапку.

Фулона потрогала раскаленный бок чайника. Задержала руку чуть дольше, чем это требовалось. Поморщилась. Посмотрела на своего оруженосца. Тот перестал щипать струны гитары.

– Ну что… – валькирия золотого копья кашлянула, поскольку и сама испытывала некоторую робость. – Все здесь?

– Кроме одиночки. Эти одиночки всегда в своем репертуаре, – Хаара бросила полуколючий-полунасмешливый взгляд на Ирку.

– Ничего страшного! Видно, что-то ее задержало, – миролюбиво сказала Фулона. – Ну что ж… В таком составе мы собираемся впервые. Давайте знакомиться! У нас пятеро новеньких… Начнем с Прасковьи, валькирии ледяного копья! Вдруг кто-то из оруженосцев ее еще не знает…

Прасковья резко вскинула голову. Чай в ее чашке закипел и испарился. Все любезно сделали вид, что ничего не заметили. На Прасковье был свитер ее любимого алого цвета, такого яркий, что и смотреть на него было больно.

Малютка Зигя, примостившийся у ног мамочки, оглушительно чихнул. Экспериментируя, он только что попытался втянуть через нос шоколадку, и фольга его защекотала. Хаару, оказавшуюся по курсу его чиха, отодвинуло на метр вместе с табуреткой.


С этой книгой читают
«Валькирия не может полюбить. Валькирия обязана принять вызов, кем бы он ни был брошен. Никто из встречавших валькирию прежде никогда не узнает ее. Иначе тайна защитит себя сама, и всякий услышавший ее умрет. Валькирию-ослушницу ждет суд Двенадцати». Таков непреложный закон. Убив в поединке полуночную ведьму, Ирка бросает вызов мраку. Уничтожить валькирию-одиночку должен именно Мефодий Буслаев. Копье валькирии и изменивший свету меч Древнира встр
Давным-давно три сильнейших темных мага создали собственный мир – Книгу Семи Дорог – и заключили в него свои эйдосы. Поселившись в новой реальности, маги получили абсолютную власть и неуязвимость. Однако, чтобы жить вечно, они должны периодически заманивать к себе семь добровольцев. Попавшие в книгу навсегда забывают прошлое и воспринимают любого встречного как врага. Именно на этот артефакт и сделал ставку Лигул. Мефодий, Дафна, Шилов, Чимоданов
Раз в десять лет между стражами Света и стражами мрака проходят Запретные бои. Люди к участию в них не допускаются, но если человек предложит свой эйдос, то может сразиться с любым, кто примет вызов. Мефодию не нужен любой, ему нужен только один темный страж – Джаф. Ведь именно у него хранится медальон, в котором уже много лет томится душа жены Арея, учителя Мефа. Буслаев обещал ему, что добудет медальон, чего бы это ни стоило. Но как одолеть про
Аида Плаховна Мамзелькина, трудолюбивая старушка с косой в руках, пошла на серьезное должностное преступление, чтобы помочь Meфодию и его друзьям бежать от гнева главы Канцелярии мрака карлика Лигула. Мир лопухоидов велик, но в нем не спрячешься. Эдем и Тартар тоже отпадают: Эдема ученики мрака не заслужили, в Тартар же особенно торопиться не стоит! Остается только одно место, где Мефодия и его компанию не сразу догадаются искать… Лысая Гора. А е
В Книге Судеб записано, что Мефодий Буслаев пройдет лабиринт Храма Вечного Ристалища в день своего тринадцатилетия. Мальчишка, родившийся в минуту полного солнечного затмения, впитал тайный страх миллионов смертных. Именно тогда в нем пробудился дар. Благодаря своему дару, не осознавая того, он аккумулирует в себе самые разные энергии окружающих: любви, боли, страха, восторга, злости – и трансформирует их в абсолютную магию. Его дар и то, что он
В стародавние времена маг-алхимик Бругус изготовил свиток желаний, на который наложил заклинание усиления. Свиток он спрятал в одну из двух шкатулок, защищенных магией Света, и отправил их странствовать в лопухоидный мир. За прошедшие века свиток приобрел чудовищную магическую силу. Свиток желаний – артефакт нейтральный. Он может служить как Тьме, так и Свету. Ищут его златокрылые, ищут и стражи Мрака. Если Тартар обнаружит шкатулку со свитком пе
Полубоги не уходят без следа. Они не могут покинуть этот мир, не передав бессмертие и дар... Валькирия умирала... Умирала, раненная мечом, который разит даже бессмертных. Умирала в кухне зауряднейшего из домов, на полу, залитом ее кровью. Рядом с ней лежала Ирка, упавшая с инвалидного кресла и с ужасом и восторгом внимавшая словам неожиданной «гостьи». Отныне Ирка становится валькирией! Нет больше беспомощной калеки! Ей предстоит сразиться с трет
Знакомьтесь! Петя, Вика, Катя, Алена, Саша, Костя, Рита и, конечно, мама и папа! А еще три собаки, одна кошка, ручные крысы, красноухая черепаха, голуби… Вся эта большая семья живет в небольшом приморском городке, и жизнь ее напоминает веселую чехарду из приключений. Например, к Алене каждую ночь прилетает дракон, Саша все время что-то изобретает, старший Петя проспорил уже целых два миллиарда рублей двухлетней Рите, Вика обожает лошадей и поэтом
За столетия жизни у Матушки Гусыни было множество приключений, и вот наконец она решила позволить вам, своим любимым читателям, разузнать все её тайны!Есть ли на свете ещё хоть кто-то, кто сплетничал бы с королевой Елизаветой I, учил географии Наполеона, участвовал в маршах за равные права вместе с Мартином Лютером Кингом и служил музой Энди Уорхолу?На страницах этой книги вас ждёт путешествие сквозь века…
Джина Янви и представить не могла, чем обернется ее мечта побывать в мире людей. Отвергнутая своим народом, она вынуждена доживать на земле последние дни, теряя силы. Способа вернуться домой, увы, нет.Но остается, хоть и призрачная, надежда. Если Джина успеет отыскать своего первого заклинателя и вновь заключит с ним договор, связывающий небо и землю, ее, возможно, примут обратно. Но стоит ли искать человека, который обрек тебя на гибель? Книга в
В Шестистороннем Королевстве возможно всё-всё, что становится для кого-то самым важным. Здесь поэты могут стихами разбивать окна, музыка останавливает армии, а плохое настроение одного человека способно уничтожить город…Лишённый наследства сын столичного аристократа отправляется на поиски волшебства. Но ему приходится узнать совсем другие вещи: зачем зажигать маяк там, где не ходят корабли, что делать, если король вашего королевства решил начать
Дорогой читатель, в твоих руках удивительная история о самом необычном и загадочном почтальоне из всех, что тебе доводилось встречать. Изо дня в день, с раннего утра и до глубокой ночи он без устали разносит по нашему миру книги, которые приносят счастье и меняют жизнь людей в добрую сторону.История о величайшем почтальоне не оставит тебя, благородный читатель, равнодушным и словно маячок будет освещать твой жизненный путь, указывая верную дорогу
Эта повесть-сказка знаменитой шведской писательницы Астрид Линдгрен посвящена странной девочке, да что там – совершенно невероятной девочке. Вот уже почти полвека за удивительными приключениями Пеппи Длинныйчулок с увлечением следят дети и взрослые. Эта бесстрашная выдумщица сродни другому яркому персонажу – Тому Сойеру.
Россия XVIII века – интереснейший период отечественной истории, о котором написаны тысячи книг, созданы сотни кинофильмов. Тем не менее взгляд современников на события «изнутри» раскрывает особенности жизни и высшего света, и провинциального дворянства, и военных, и крестьянства, нравы и обычаи в столицах и на окраинах России. Дворцовые перевороты и итоги царствований, победы и поражения, праздники и будни, заграничные путешествия и жизнь провинц
Пограничники отодвинули в сторону доску и пропустили в образовавшийся лаз в заборе Вопросятку и Улю. Знак "собака" виляя хвостом прыгнул за ними. За забором ребята вступили на аккуратно подстриженный газон Интернета. Тёмно-зелёная трава тянулась до оживлённой автомагистрали. За ней возвышалась трёхъярусная монорельсовая дорога с бешено мчавшимися по ней в разные стороны вагонами.Вас ждут новые приключения Вопросятки и его друзей.
«Спартак» – это не просто футбольный клуб, это легенда, которую на протяжении века создавали люди. Игроки, тренеры, руководители, болельщики.В книге «Спартак» 100 лет: истории клуба» собраны честные биографии знаковых фигур клуба, где есть радость побед, обиды, смешные случайности и трагические провалы. Они сплетаются в одну большую красно-белую пульсирующую историю и открывают перед читателем скрытые ранее особенности существования этой удивител