Пирс Энтони - Заклинание для хамелеона

Заклинание для хамелеона
Название: Заклинание для хамелеона
Автор:
Жанры: Юмористическая фантастика | Зарубежная фантастика | Зарубежное фэнтези
Серия: Ксанф #1
ISBN: Нет данных
Год: 1994
Другие книги серии "Ксанф"
О чем книга "Заклинание для хамелеона"

Герои увлекательных фантастических ксанф-романов Пирса Энтони – взрослые и дети, кентавры и драконы, короли и принцессы, русалки и грифоны, гиганты и карлики. Читателя ждут увлекательные приключения, мягкий, ненавязчивый, чуть отстраненный юмор автора и погружение в мир фантастики.

Бесплатно читать онлайн Заклинание для хамелеона


Часть первая

Глава 1

Ксанф

Маленькая ящерица сидела на коричневом камне. Почувствовав угрозу приближения человеческого существа по тропинке, она преобразилась в жалящего лучом жука, затем в дождевика-вонючку, а следом – в огненную саламандру.

Бинк улыбнулся. Эти превращения не были реальными. Ящерица принимала форму отталкивающих маленьких чудовищ, но не их сущность. Она не могла жалить, испускать вонючий запах или обжигать. Это был хамелеон, использующий свою магию, чтобы имитировать подлинных опасных существ.

И все же, когда она приняла форму василиска, который уставился на него с ледяной свирепостью, веселье Бинка поутихло. Если бы такая злость могла повредить ему, он был бы уже мертв.

Затем внезапно в тишине ястреб-мотылек скользнул вниз с неба и поймал хамелеона клювом. Ящерица забилась с тонким криком боли и мягко повисла в клюве поднимающегося ястреба. Хамелеон, несмотря на все свои кажущиеся формы, был мертв. Пытаясь отпугнуть Бинка, он был уничтожен другой силой.

Эта мысль продолжала просачиваться сквозь эмоции Бинка. Хамелеон был безвреден, но большая часть неприрученного Ксанфа такой не являлась. Не была ли эта сцена каким-либо искаженным знамением, некоторым намеком на мрачную участь, ожидающую его? Знамения являлись серьезным делом, они всегда сбывались, но обычно их неправильно истолковывали, пока не становилось слишком поздно. Может быть, Бинк был обречен умереть ужасной смертью или, наоборот, какой-то его враг?

У него, насколько он знал, врагов пока не было.

Золотое сердце Ксанфа сияло сквозь магический Щит, отражалось искрами от деревьев. Растения обладали своей волшебной силой, но никакое заклинание не могло заменить солнечный свет, воду и хорошую почву. Вместо этого магия использовалась, чтобы сделать эти предметы первой необходимости для растительного царства более доступными, защитить растения от уничтожения до тех пор, пока ее не одолеет более сильная магия или просто невезение, как в случае с хамелеоном.

Бинк посмотрел на девушку рядом с ним, как раз ступившую в наклонный луч солнечного света. Бинк не был растением, но у него тоже имелись потребности и даже беглый взгляд на девушку заставил его осознать это, Сабрина была абсолютно красивой, и ее красота была совершенно естественной. Другие девушки умудрялись улучшать свою внешность косметикой или специальными заклинаниями, но рядом с Сабриной все другие женщины выглядели какими-то искусственными. Она не была его врагом!

Они подошли к Обзорной Скале. Она не являлась особенно высокой частью местности, но ее магия делала ее кажущейся более высокой, чем на самом деле, и с нее было возможно видеть четвертую часть Ксанфа – страну разноцветной растительности, небольших красивых озер и обманчиво-спокойных полей цветов, папоротников и пшеницы. Пока Бинк наблюдал, одно из озер немного увеличилось в размерах, делая себя кажущимся более холодным и глубоким, самым лучшим местом для купания.

Бинк мельком удивился этому, как не раз удивлялся раньше. Он обладал живым непослушным умом, постоянно досаждающим ему вопросами, на которые не имелось готовых ответов. Ребенком он часто доводил родителей и друзей почти до ссоры своими «Почему солнце желтое?», «Почему великаны-людоеды хрустят костями?», «Почему морские чудовища не могут околдовать кого-либо?» и подобной младенческой чепухой. Неудивительно, что его как можно скорее отправили в школу к кентаврам. Сейчас он научился контролировать свой язык, но не свой мозг, и поэтому старался гнать от себя посторонние мысли.

Он мог понять волшебные свойства животных, таких, как это несчастный хамелеон. Они обеспечивали им комфорт, выживание и внешний вид. Но почему неживые вещи обладали магией? Разве не все равно озеру, кто в нем купается? Ладно, может быть и так, озеро являлось частью экзосферы, и сообщество вещей, существовавших внутри его, могло иметь взаимный интерес в сохранении и углублении взаимных связей. Или, быть может, изменения во внешнем виде озера вызвал пресноводный дракон, подманивающий добычу? Драконы являлись самой разнообразной и опасной формой жизни Ксанфа – представители этого вида населяли воздух, землю и воду, а многие их них могли выдыхать огонь. Одно у них имелось общее – хороший аппетит. Простой шанс мог и не обеспечить достаточно свежей пищи.

Но как насчет Обзорной Скалы? Она представляла собой голый камень, не прикрытый даже лишайником, и вряд ли красивый. Почему она хотела компанию? А если это так, почему бы не сделать себя более привлекательной вместо того, чтобы оставаться серой и скучной? Люди приходили сюда не восхищаться скалой, а любоваться Ксанфом. Подобная магия казалась невыгодной.

Затем Бинк ушиб палец об острый фрагмент скалы. Он стоял на террасе из битого камня, сделанной поколения назад из красиво раскрашенных валунов, и...

Вот оно! Тот, другой валун, который должен быть располагаться с Обзорной Скалой, был разбит на части, чтобы сделать эту тропинку и террасу, потеряв при этом целостность. Обзорная скала выжила! Никто не стал бы ломать ее, так как бескорыстная магия делала ее полезной, как она есть. Одна маленькая загадка решена.

И все же, настораживал его неудовлетворенный ум, есть философские соображения, Как может неодушевленная вещь думать или иметь чувства? Что значит выживание для скалы? Валун был просто частью более раннего каменного массива, почему он должен иметь персональные качества, если массив не имел их? Но такой же вопрос мог быть задан относительно человека – он состоял из ткани растений и животных, которые употребил в пищу, и все-таки имел...

– О чем ты хотел поговорить со мной, Бинк? – спросила с притворной скромностью Сабрина.

Как будто она не знала. Но в то время, как его ум формулировал необходимые слова, рот отказывался произнести их. Он знал, каким будет ее ответ. Никто не мог остаться в Ксанфе после двадцать пятого дня рождения, если он не продемонстрирует магический талант. Критический день рождения Бинка наступал через месяц. Он теперь не был ребенком. Как она могла выйти замуж за человека, которого скоро должны изгнать?

Почему он не подумал об этом прежде, чем привести ее сюда? Он только поставит себя в неловкое положение! Сейчас он должен был что-нибудь сказать ей, или сделать ситуацию неловкой и для нее тоже.

– Я только хотел увидеть твое... твое...

– Увидеть мое Ч_Т_О? – спросила она, поднимая бровь.

Он почувствовал, что его сердце выскакивает из груди.

– Твою голографию, – выпалил он. Конечно, он хотел увидеть ее в намного большем смысле, и коснуться при этом, но подобное могло случиться только после женитьбы. Она была девушкой именно такого сорта, и это являлось частью ее привлекательности. Ее прелести не нуждались в случайной демонстрации.


С этой книгой читают
И снова мы оказываемся в волшебном мире Ксанфа – необыкновенной страны, в котором каждый житель наделен магическим талантом, в которой пиво поставляют пивные деревья, а башмачки растут на деревьях башмачных.Но покой волшебной страны нарушен. На Ксанф движется волна завоевателей из Обыкновении. Весть об этом принесла – естественно! – ночная кобылка...
На границах Ксанфа пока спокойно... не то, что восемьсот лет назад, когда во владения легендарного короля Ругна вторглись обыкновены, осадившие только что построенный королевский замок. Именно в те грозные, давно минувшие времена уходит Дор, сын Бинка и Хамелеоши, – уходит чтобы добыть оживляющий эликсир для своего друга-зомби: ведь только этот эликсир может превратить зомби в человека.
Король-волшебник Трент вместе со своей супругой, чародейкой Ирис, отправляется на переговоры в соседствующую с Ксанфом Обыкновению. Править на время его отсутствия остается принц Дор. Но в оговоренный срок Трент не возвращается из Обыкновении. Ксанфу грозят смутные времена. Принц Дор и принцесса Айрин собирают друзей и отправляются спасать короля. Но оказывается, мало просто попасть в Обыкновению, надо понимать и когда попасть в Обыкновению... То
«Лучший роман года», премия Британского общества фэнтези 1978 г. Волшебное начало захватывающей серии романов «Ксанф» Пирса Энтони.Ксанф – зачарованная страна, в которой правит магия: каждый ее житель обладает уникальным талантом. Это край кентавров, драконов и василисков.Однако для Бинка из деревни Северянка жизнь в Ксанфе отнюдь не похожа на сказку. Он единственный, кто не обладает магическим талантом. И если он не обнаружит оный – и как можно
Поиски источника магии, который угрожает существованию Ксанфа.Нет ничего удивительного в том, что, будучи правителем волшебной страны, король Трент интересовался источником ее магии. Вполне разумно было отправить на поиски причин уникальности Ксанфа именно Бинка – единственного из его подданных, кому волшебство не способно было причинить вреда.С самого начала Бинку и его спутникам – кентавру Честеру и солдату Кромби, превращенному в грифона, – до
Немного хулиганская книга, в которой я предложил необычную версию возникновения некоторых легенд, сказок и былин.
Существует ли мир без войны? А война без мира? И где граница, которая перетекает из одного в другое. А граница – это всегда какое-то событие.Дружба молодых ребят идет своим чередом и приключения тоже. Они не хотят войны, но каждый раз отправляются в опасное путешествие. Найдут ли они там отголоски мира и добра? И уверены ли они, что, попадая на войну, ушли от мира? Ведь здесь нет ничего абсолютного.Содержит нецензурную брань.
В сборник вошли ранние рассказы автора и повесть "Шла машина тёмным лесом". Это первые литературные эксперименты, несовершенные и во многом наивные. Темы, которые их объединяют – поиск смысла в абсурдности мира и места человека в нём.Обложка нарисована автором.Содержит нецензурную брань.
В этой, искрящейся юмором социальной фантастической повести, речь идет о ящике Пандоры, который случайно открыли члены российской археологической экспедиции на Синае. Раскопав кости кентавров и фавнов, пораженных стрелами великого героя древности Геракла, копатели выпустили на свободу вирус, который быстро, в зависимости от поведенческих и моральных особенностей, преобразует людей в козлоидов, бараноидов, свинтусов и верблюдопитеков. Опасная боле
На окраине империи находится планета Малибу, ее поверхность покрыта солью, лишь кое-где возвышаются острова с травой и деревьями. Фермеры разводят на них туков, из молока которых вырабатывают чрезвычайно ценное вещество – мальзиву. А еше на Малибу есть кванзиновый уголь, добычей которого занимаются жестко конкурирующие друг с другом транспланетарные компании.На одну из ферм, где жил сирота Майк Баварски, работавший за еду и кров пастухом, напала
Двое друзей, Джим и Лу, спасаясь от преследующих их боевиков мафии, отправляются на самодельном летательном аппарате из родного Тауроса в город Кинто. После нападения летающих чудовищ они совершают вынужденную посадку в таинственной и гибельной зоне под названием Чаша, образовавшейся в кратере «Чаша радости». Уходившие туда исследователи не возвращались, авиалайнеры исчезали без следа, но картографические спутники не фиксировали в Чаше ничего осо
Здравствуйте, дорогие читатели! Перед вами 5-ая книга серии «Жизнь после смерти». В этой книге приведены рассказы 35 людей из разных стран мира. Надеюсь, что чтение и этой книги станет для вас занятием захватывающим. Потому что в ней вы прочтете о чудесах, происходивших с ее героями. Чудесах, которые явил Иисус Христос. Один из героев этой книги утверждает, что видел лично самого Бога-Отца и дает подробное описание того, при каких обстоятельствах
О, Магдар, жемчужина восточного побережья! Прекрасный белый град, возвышающийся над бескрайним океаном и обдуваемый сухими ветрами пустыни. Твои мощенные цветным мрамором площади, гудящие, словно ульи, рынки столетиями притягивали путешественников и торговцев. На твоих витиеватых улочках рождались герои. И сегодня я поведаю об одном из них. История не сохранила его настоящего имени, потому я буду называть его просто Часовщиком.