Александра Бруштейн - Дорога уходит в даль…

Дорога уходит в даль…
Название: Дорога уходит в даль…
Автор:
Жанры: Детская проза | Русская классика
Серия: Школьное чтение
ISBN: Нет данных
Год: 2016
О чем книга "Дорога уходит в даль…"

«Дорога уходит в даль…» – первая повесть автобиографической трилогии («В рассветный час», «Весна») Александры Бруштейн (1884–1968).

В книге описываются детские и школьные годы юной Сашеньки Яновской, прототипом которой является автор. Детство и юность героини проходят в дореволюционной России сначала в провинциальном городке, а затем в Петербурге.

Вечные темы не устаревают – именно поэтому этой книгой зачитывалось не одно поколение читателей.

Для среднего школьного возраста.

Бесплатно читать онлайн Дорога уходит в даль…


© Бруштейн А. Я., насл., 2016

© Челак В., ил., 2016

© ООО «Издательство АСТ», 2016

* * *

Памяти моих родителей посвящаю эту книгу.

Автор

Глава первая. Воскресное утро

Я у мамы и папы одна. Ни братьев у меня, ни сестер. И это уже – пропащее дело! Даже если у нас еще родится кто-нибудь – мальчик или девочка, все равно, – мне-то от этого никакого проку! Мне сейчас уже девять лет, а им будет – нисколько. Как с ними играть? А когда они меня догонят, дорастут до девяти лет, мне-то уже будет целых восемнадцать… Опять неинтересно будет мне с ними!.. Вот если бы они теперь, сейчас были моими однолетками!

Я беру с маминого столика маленькое – размером с книгу – трехстворчатое зеркало. Открываю все три створки – из них смотрят на меня с одинаковым любопытством три совершенно одинаковые растрепанные девочки с бантом, сползающим на один глаз. Я воображаю, будто это мои сестры.

– Здрасьте! – киваю я им.

И все три девочки очень приветливо кивают мне, тряся своими бантами. Неслышно, одними губами, они тоже говорят: «Здрасьте»…

Можно, конечно, еще и высунуть язык, провести им по губам справа налево и обратно, можно даже попробовать дотянуться кончиком языка до носа – зеркальные девочки в точности повторят все эти движения. Но ведь неинтересно! Вот если бы я закивала «Да, да!», а которая-нибудь из зеркальных девочек замотала бы головой «Нет, нет!» Или другая из них засмеялась бы, когда я не смеюсь, а третья вдруг вовсе взяла бы да ушла!

Гораздо интереснее та девочка, которая смотрит на меня с блестящего выпуклого бока самовара. Хотя у нее все тот же бант, сползающий на один глаз, но все-таки она одновременно и похожа на меня и – не совсем. Придвинешься к ней лицом – у самоварной девочки лицо расплывается, становится круглым, как решето, щеки распухают – очень смешно, я так не умею. Откинешь голову назад – лицо у самоварной девочки вытягивается вверх, становится худенькое-худенькое, и вдруг из ее головы начинает расти другая голова, точь-в-точь такая же, только опрокинутая волосами вниз, подбородком вверх, – это еще смешнее!

– Ты что? – говорю я самоварной девочке очень грозно.

Но тут в комнату входит мама и, конечно, портит всю игру!

– Опять ты гримасничаешь перед самоваром! Как мартышка!

– Мне скучно… – обиженно бубню я под нос.

– Поди играть с фрейлейн Цецильхен.

На это я не отвечаю – я жду, пока мама выйдет из комнаты. Тогда я говорю не громко, но с громадной убежденностью:

– Фрейлейн Цецильхен дура!

И еще раз, еще громче – мама-то ведь успела отойти далеко! – я повторяю с удовольствием:

– Цецильхен дура! Ужасная!

Конечно, мне так говорить о взрослых не следовало бы… Но фрейлейн Цецильхен, немка, живущая у нас и обучающая меня немецкому языку, в самом деле очень глупая. Вот уже полгода, как она приехала к нам из Кенигсберга; за это время я выучилась бойко сыпать по-немецки и даже читать, а Цецильхен все еще не знает самых простых русских слов: «хлеб», «вода», «к черту». В своей вязаной пелерине Цецильхен очень похожа на соседского пуделька, которого водят гулять в пальтишке с карманчиком и с помпончиками. Цецильхен только не лает, как он. У Цецильхен безмятежные голубые глаза, как у куклы, и кудрявая белокурая головка. Кудри делаются с вечера: смоченные волосы накручиваются перед сном на полоски газетной бумаги. Дело нехитрое – так раскудрявить можно кого угодно, хоть бабушку мою, хоть дворника Матвея, даже бахрому диванной подушки.

Разговаривать с Цецильхен скучно, она ничего интересного не знает! О чем ее ни спроси, она только беспомощно разводит пухлыми розовыми ручками: «Ах, боже в небе! Откуда же я должна знать такое?»

А я вот именно обожаю задавать вопросы! Папа мой говорит, что вопросы созревают в моей голове, как крыжовник на кусте. Обязательно ли все люди умирают или не обязательно? Почему зимой нет мух? Что такое громоотвод? Кто сильнее – лев или кит? Вафли делают в Африке, да? Так почему же их называют «вафли», а не «вафри»? Кто такая Брамапутра – хорошая она или плохая? Зачем людям «прибивают» оспу?

Только один человек умеет ответить на все мои вопросы или объяснить, почему тот или другой из них «дурацкий». Это папа. К сожалению, у папы для меня почти нет времени. Он врач. То он торопится к больному или в госпиталь, то он сейчас только вернулся оттуда – очень усталый…

Вот и сегодня, в воскресенье, рано утром папа приехал домой такой измученный – сделал трудную операцию, провел при больном бессонную ночь, – что мама нарезает ему завтрак на кусочки: у папы от усталости не слушаются руки.

Позавтракав, папа ложится поспать в столовой на диване, укрывшись старой енотовой шубой. Все в доме ходят на цыпочках и говорят шепотом, даже горластая Юзефа – моя старая няня, ставшая кухаркой после водворения у нас фрейлейн Цецильхен. Юзефа сидит на кухне, чистит кастрюлю и ворчит на той смеси русского языка с белорусским и польским, на какой говорит большинство населения нашего края:

– Другий доктор за такую пра́цу (работу) в золотых подштанниках ходил бы!

В кухне сидит полотер Рафал, очень осведомленная личность с огромными связями во всех слоях общества. Даже Юзефа считается с мнением Рафала! И он тоже подтверждает, что да, за такую работу – «Я же вижу! Господи Иисусе, и когда только он спит?» – другой доктор на золоте ел бы!

Свирепо закусив губу и словно желая стереть в порошок кастрюлю – зачем она не золотая, а только медная? – Юзефа яростно шипит:

– Я ско́льки разо́в ему говорила: богатых лечить надо, богатых!

– А он? – интересуется полотер.

– Как глухой! – вздыхает Юзефа. – Никого не слушает. Ко всем бедакам, ко всем бедолагам ездит. А бедаки что платят? Вот что яны платят! – И пальцы Юзефы, выпачканные в самоварной мази, показывают здоровенный кукиш.

– Какая жаль!.. – вежливо качает головой полотер Рафал. – Богатые и бедные – это же две большие разницы!

– А то нет! – отзывается Юзефа.

Сегодня, в воскресенье, Рафал явился без щеток и без ведра с мастикой – только уговориться, когда ему прийти натирать полы. Юзефа принимает его в кухне, как гостя, и он чинно пьет чай, наливая его в блюдечко.

– А може, – говорит Рафал осторожно, – може, не умеет ваш доктор богатых лечить?

– Не умеет? Он? – Юзефа смертельно оскорблена. – А когда Дроздова, генеральша, разродиться не могла, кто помог? Все тутейшие доктора спугалися, – из Петербургу главного профессора по железной дороге привезли, так ен только головой покрутил. «Не берусь, сказал, не имею отва́ги!» А наш взял – раз-раз, и готово! Сделал репарацию (так Юзефа называет операцию) – родила генеральша, сама здорова, и ребеночек у ей живой!

Наступает пауза – слышно только, как старательно полотер Рафал втягивает в себя чай.


С этой книгой читают
Аркадий Тимофеевич Аверченко (1880–1925) – русский писатель, журналист, сатирик, драматург и театральный критик. Писатель-сатирик Аверченко очень хорошо знал, что дети бывают весьма неприятными существами, а не только ангелочками. И откуда только в них берётся столько хитрости, жадности, коварства и умения ловко манипулировать, ведь они ещё маленькие! Про таких интересных детей, а также про методы их воспитания Аверченко написал много рассказов.В
Гомер (VIII–VII вв. до н. э.) – легендарный древнегреческий поэт-сказитель, создатель эпических поэм «Илиада» (древнейшего памятника европейской литературы) и «Одиссея».В книгу вошли отдельные главы поэм «Илиада» и «Одиссея», которые проходят на уроках литературы в школе.
Алексей Николаевич Толстой (1882—1945) – русский и советский писатель, общественный деятель.Во время Великой Отечественной войны Толстой работал корреспондентом в армейской газете «Красная звезда». Собирая материал для своих статей, писатель встречался с участниками боевых действий, проводил беседы с курсантами военных школ. Искренние рассказы фронтовиков вдохновили Алексея Толстого на создание сборника, в котором собраны реальные истории военной
Сказки великого русского поэта А.С. Пушкина (1799–1837) известны нам с раннего детства.В сборник вошли «Сказка о рыбаке и рыбке» (1833), «Сказка о золотом петушке» (1834), «Сказка о царе Салтане» (1831), «Сказка о мёртвой царевне и семи богатырях» (1833), а также отрывок из поэмы «Руслан и Людмила» (1817–1820).Поэму «Руслан и Людмила» поэт начал писать ещё в лицее. Князь Владимир Красное Солнышко празднует свадьбу своей младшей дочери Людмилы с к
«Дорога уходит в даль…» – автобиографический роман-трилогия советской писательницы Александры Бруштейн (1884–1968 г.) для детей. В книгу вошла первая, одноименная часть трилогии. Предреволюционные настроения, повсеместная бедность и голод – в такое тяжелое время, на рубеже XIX–XX вв., в семье гениального врача, который, помимо основной работы в госпитале, безвозмездно лечит бедных людей, растет девочка Саша. Умная, внимательная и способная, она п
В этой книге вы прочитаете замечательную трилогию Александры Бруштейн «Дорога уходит в даль…», «В рассветный час», «Весна». Вечные темы не устаревают – именно поэтому этой книгой зачитывается уже не одно поколение читателей.Для среднего школьного возраста.
Все знают, что подслушивать нехорошо, но иногда бывает, что становишься невольным свидетелем чужих тайн. Но что делать, если ты узнал о том, что затевается Большая Драка? И один из её участников – твой лучший друг? Рассказать всем? Прибежать на помощь? Да не с пустыми руками, а с мешком шишек и дубинкой? А что будет, если новость о драке распространится на весь лес, и все решат, что пора вооружиться? И как теперь во всём этом разобраться? Сказка
А вы знали, что существует удивительная страна Браунляндия? Загляните к нам в гости, хотя бы на несколько минут. Здесь вас ждут добрый Гномик Почвовед и его друзья. Отправляйтесь вперед навстречу приключениям…
Увлекательная сказочная повесть для детей от 5 до 12 лет! Главный герой книги – любознательный и смышленый Тутовый Шелкопряд. Волею случая, он оказывается далеко от родных мест, на чердаке дома откуда не может самостоятельно выбраться. Шелкопряд находит старые книги, учится читать. Знакомится со стрекозой, которая, вызволив его из плена, доставляет в город Букашкинск, где живут насекомые. Там Шелкопряд найдет новых друзей и окажется в центре неве
Дорогие читатели! Перед вами первая книга из серии "Ангелина в стране магов" юной болгарской писательницы Василевой Цвети-Александры. Ангелина – двенадцатилетняя девочка, которая не хотела оставаться в Эрвилде, так как каждый день в окно ее комнаты мальчики ее возраста кидали мусор, говоря обидные слова о ней и ее семье. Считалось, что древними предками семьи Иден были маги. В это верили все жители города и хотели, чтобы семья уехала. Наконец род
Никто в родном ведомстве полковника Гурова не поручал ему заниматься делом террориста, приговоренного к высшей мере. Но когда Гуров убеждается в том, что парня расчетливо подставили, он решает докопаться до истины… Обо всем этом захватывающий роман «Защита Гурова».
Отпуск для сыщика – великая роскошь. Солнце, море, любимая женщина – о чем еще мечтать? Но, видно, от себя не уйдешь. И даже в знойной Турции криминал не обошел российского сыщика. Таков сюжет повести «Дьявол в раю».
Эта книга о любви. Описывается время Советской власти. Шестидесятые – семидесятые годы.Герой повествования,простой парень из провинции, не зная, знакомится с девушкой, чей отец работает секретарём обкома КПСС.Но узнал он об этом позже, когда они решили пожениться.Книга рассказывает о том, как остаться самим собой в среде незнакомой и стоящей над народом.Как устоять и не поддаться насильственному переводу тебя новой семьёй во властные структуры, к
Сказка – ложь, да в ней намёк… Ложь эта сказка или чистая правда – решать Вам, дорогой читатель. Одно можно сказать наверняка: эта сказка совсем не похожа на те, что вы читали прежде! И правда, что такое в обычном понимании чудеса? Чудо – это что-то, без сомнения, хорошее, волшебное, радостное. А что, если оно может привести к беде? Насколько страшными и губительными могут быть последствия, если не знать меры в своих желаниях? И можно ли тогда на