Роберт Ладлэм - Дорога в Гандольфо

Дорога в Гандольфо
Название: Дорога в Гандольфо
Автор:
Жанры: Юмористическая проза | Зарубежный юмор
Серии: Нет данных
ISBN: Нет данных
Год: 2006
О чем книга "Дорога в Гандольфо"

Старых служак надо уважать, беречь и ни в коем случае не обижать! Эту нехитрую истину, видимо, позабыли в Пентагоне, когда отправляли в отставку генерала Маккензи Хаукинза, ветерана множества войн и конфликтов. Его, видите ли, сочли «не соответствующим духу времени», попросту говоря – старой развалиной. Но на самом деле генерал полон сил и энергии, вдобавок – одержим жаждой приключений. Неудивительно, что, оказавшись «на гражданке», он первым делом решил организовать похищение Папы Римского…

Бесплатно читать онлайн Дорога в Гандольфо


От автора

«Дорога в Гандольфо» – одно из тех исключительных, чтобы не сказать безумных, творений, которые выходят из-под пера писателя разве что раз или дважды за всю его жизнь. Под воздействием то ли божественных, то ли демонических сил в голове возникает внезапно замысел, будоражащий и без того без меры богатое воображение романиста, полагающего наивно, будто потрясшая его до глубины души идея – уже сама по себе залог того, что его послужной список будет пополнен воистину бесценным произведением. Перед мысленным взором сочинителя проходят впечатляющей чередою картины, глубоко драматичные и свидетельствующие о том… Впрочем, к черту все это! Достаточно и того, что любого ошеломят они своею нетривиальностью.

И вот на столе появляются бумажные кипы. Вытирается пыль с пишущей машинки, затачиваются карандаши. Плотно прикрываются двери, и звучащая в голове музыка возносится ввысь кантатой во славу человека и природы, кои и являются объектом творческого поиска. Всепоглощающий порыв окончательно овладевает автором. Первоначальный, еще не ясный замысел, который положен был в основу будущего романа, постепенно конкретизируется, а главные персонажи повествования обретают индивидуальные черты, проявляющиеся не только в их внешности, но и в характере их поведения в конфликтных ситуациях. Фабула, по мере ее развития, все более усложняется, обрастая неожиданными и для самого писателя хитросплетениями. Работа близится к совершенству, доступному лишь истинным мастерам вроде Моцарта или того же Генделя.

Но затем вдруг происходит нечто совсем непонятное.

Автор, не в силах совладать с собою, начинает хохотать.

Что уж совсем некстати: гениальная идея требует уважительного к себе отношения, смеха же небеса не приемлют!

Однако попробуйте поставить себя на место малого, которому слышится многоголосый хор, изрекающий старую, как и само искусство, фразу: «Да над тобой теперь смеяться будет всяк кому не лень!»

Бедный автор обращает свой взор к покровительствующим ему музам. Но те лишь смущенно хлопают глазами. Что же такое в конечном счете приведенные выше слова? Пророчество мессии или пустая болтовня? И что станет с подвигнувшей его на труд идеей? Неужто испарится она бесследно, как клубящийся над костром дымок, устремляющийся в безоблачную голубую высь? И все, во что обратится она, – это лишь безудержный хохот?

Автор растерян. Он готов сдаться, но так много прекрасного создано им! Кроме того, позади Уотергейт, когда события развивались по сценарию, не мыслимому ни для одного сочинителя, какой бы буйной фантазией он ни обладал и от которого пришли бы в ужас все театры в Пеории.

Последнее соображение придало писателю силы, и он, восторгаясь самим собой и не страшась более нападок критики, отдает свое творение на суд жене, а сам предается трапезе, сдабривая разнообразные блюда доброй порцией мартини.

Но вскоре, к великой радости глупца, он слышит приглушенный смех, переходящий тут же в неудержимый хохот. А вслед за тем – и мудрый совет, как избежать физической расправы:

– Издавай свой роман, но под чужим именем!

Однако время неизбежно привносит в жизнь нашу оздоровляющие обстановку перемены.

А потому и нет мне долее нужды скрываться под псевдонимом.

Надеюсь, произведение это понравится вам: я так старался!


Побережье штата Коннектикут, 1982 год.

Роберт Ладлэм

Часть первая

За каждой корпорацией должны стоять некая сила или мотив, противопоставляющие ее прочим корпоративным структурам и определяющие ее специфику.

«Экономические законы Шеперда», кн. ХХХII, гл. 12

Пролог

Безбрежное людское море буквально затопило площадь Святого Петра. Многотысячная толпа застыла благоговейно в ожидании того момента, когда на балконе появится папа и, воздев руки, благословит свою паству. Время поста и молитв прошло, и теперь с минуты на минуту предвечерний Ватикан огласят удары знаменитого колокола, возвещающего начало Святого Януария, а вслед затем по всему Риму разольется веселый перезвон, призывающий к веселью и доброжелательному отношению друг к другу. Но все это – после того, как к собравшимся обратится папа Франциск I.

Праздник – это танцы на улицах, музыка. В Треви, как и на Пьяцца-Навона, по всему дворцу уже расставлены длинные столы, заваленные пирогами, фруктами и всевозможной домашней выпечкой. Не этому ли и учил правоверных возлюбленный всеми Франциск?

«Откройте сердца свои и дверцы шкафов соседу вашему, и да растворит и он вам свои! – возгласит папа и на сей раз. – И пусть люди всех званий и сословий поймут наконец, что все они одна семья. В дни выпавших на нашу долю тяжких испытаний, хаоса и высоких цен есть только один путь преодоления всех трудностей – через слияние с господом богом и проявление истинной любви к ближнему!

Пусть хоть на несколько дней исчезнут вражда и различия между людьми и будет провозглашено во всеуслышание, что все мужчины – братья, а женщины – сестры! Пусть эти братья и сестры служат опорой друг другу, а сердца их источают милосердие, благоволение и заботу. Пусть радость и горе станут общими и каждый уверует, что нет на свете силы, способной победить добро!

Обнимайтесь, пейте вино, смейтесь и плачьте, возлюбя ближнего своего и не отвергая его любви. И пусть поймет мир, что нет ничего постыдного в восторженном состоянии души. Услышав голоса сестер и ваших братьев и вникнув в смысл сказанного ими, сохраните добрые воспоминания о празднике Святого Януария и постарайтесь руководствоваться в жизни христианской доброжелательностью. Земля может стать гораздо лучшим местом, чем сейчас, и, собственно, предназначение жизни и заключается в том, чтобы добиваться этого!»

На запруженной многолюдным скопищем площади Святого Петра царила тишина. В любую секунду на балконе мог появиться пользующийся всеобщей любовью папа, преисполненный, как обычно, силы, достоинства и великой любви. Вознеся руки к небу, он благословит собравшихся. А тем самым подаст сигнал и звонарям.

В одной из высоких палат ватиканского дворца, возвышавшегося над площадью, стояли небольшими группами кардиналы, епископы и священники и, беседуя, то и дело поглядывали на сидевшего в конце зала папу. Помещение поражало великолепием красок – алых и пурпурных в сочетании с ослепительно белой. Ну а сами священнослужители в своих живописных одеяниях и головных уборах, символизировавших высшую церковную власть, словно являли собою яркую, живую фреску.

Наместник бога на земле папа Франциск I – полный, ширококостный, с самым что ни на есть мужицким лицом – восседал на обитом голубым бархатом троне из слоновой кости. Рядом с ним стоял его личный секретарь, молодой негритянский священник из нью-йоркской епархии. Именно такого помощника и желал иметь папа.


С этой книгой читают
Мир на грани термоядерного Апокалипсиса. Причин у этого множество – тут и разгул терроризма, и межнациональные противоречия, и личная гордыня маньяка, уверенного в своем безграничном могуществе. Оружием, грозящим гибелью сверхдержаве, стал суперкомпьютер, созданный гениальным безумцем. Он стал главной деталью многослойного заговора, где свои своих убивали гораздо чаще, чем врагов.
От него зависит судьба мира. На встречу с ним, тайным агентом, отправляется сам президент США. Но Пол Джэнсон, чудом уцелевший в жестокой охоте, объявленной на него правительством, не испытывает теперь особого желания это правительство спасать. Его считают машиной для убийства, но мучительные воспоминания, сквозь годы преследующие его от самых джунглей Вьетнама, опалили его душу. Он больше не хочет убивать, но у него нет выбора. И тогда он застав
Разведчик никогда не становится бывшим. Майкл Хейвелок испытал истинность этого утверждения на собственной шкуре. Прошлое, в котором он был двойным агентом самых могущественных спецслужб мира, отнюдь не закончилось кровавой лунной ночью на пляже в Коста-Брава, а лишь затаилось на время. Оказалось, что среди отрывочных воспоминаний в мозгу Хейвелока спрятан ключ – кодовая последовательность слов и знаков, прочно связывающая его с невидимым манипул
Казалось, что над оперативником Тоддом Белнэпом по кличке Ищейка тяготеет какое-то проклятие – все люди, с которыми он дружил или кого он любил, трагически погибали. Лишь только Джаред Райнхарт, старший товарищ и наставник Белнэпа, не раз спасавший его от смерти, всегда был рядом. Но теперь и над ним нависла угроза – таинственный Генезис, гений международной преступности, опутавший своей кровавой сетью весь мир, похитил Джареда. Чтобы спасти стар
"За двумя яйцами погонишься…" – вторая книга известного писателя и юмориста Ефима Смолина из уже полюбившегося читателям цикла "Казанова из Тамбова". Это особый мир, мир эротико-шпионского детектива, где спецслужбы гоняются за обыкновенным тамадой и конферансье Сергеем Гавриловым, умоляя его поработать только с ними за сумасшедшие деньги. И этот мир создан специально для вас, друзья, известным писателем Ефимом Смолиным. И сегодня автор лучших мон
Рассказ был написан в середине девяностых прошлого века, но и по сей день не потерял своей актуальности. Истории о местечковых биндюжниках можно услышать едва ли не в каждых наших деревне, поселке или малом городе. Зачастую они смешны, порой трагичны, но всегда полны смекалки и добродушия. История эта подслушана автором в одном из пригородов Минска, а затем с небольшим искажением переведена на бумагу. За ней последовали другие не менее веселые: «
«Дело Остапа Бендера живет и побеждает!» – именно такой эпиграф очень подошел бы к этому роману. Правда, тут роль знаменитого авантюриста играют сразу двое: отставной работник правоохранительных органов Григорий Самосвалов и бывший бригадир плиточников Ростислав Косовский. Эта парочка ходит по влиятельным и состоятельным людям одного из областных центров Украины и предлагает поддержать некий благотворительный фонд, созданный для процветания родно
Середина 60-х годов прошлого столетия… На одном из облюбованных туристами греческих островов в Эгейском море местный бит-квартет разучивает «битловскую» песню She Loves You. У ребят никак не получается концовка, и в это время на танцевальной площадке, где проводится репетиция, появляется элегантный янки в темных очках и белых шортах. Гость пытается что-то подсказать молодым музыкантам, но руководитель бит-группы Никос его прогоняет. Что было пото
В довольно-таки мрачном фэнтезийном мире зарождается довольно-таки светлая и романтическая любовь… И, возможно, они жили бы долго и счастливо и умерли в один день – если бы в ветвях зловещего леса не жил, ожидая своего часа, могущественный и безжалостный, с довольно-таки странными представлениями о справедливости – Скрут…
В этом мире сочетаются обыденность и миф. Здесь ведьмы танцуют в балете, а по улицам города бродят нави – злобные и несчастные, преследуемые жестокой спецслужбой «Чугайстер». Когда крах неизбежен, когда неминуема катастрофа, кто поверит в новую любовь, такую невозможную по обывательским меркам?
Маргарита, пережившая любовный крах, обращается за помощью к ведунье. Ведунья обещает помощь при одном условии, которое тревожит девушку. Одержимая желанием вернуть любимого, Маргарита соглашается. Дальнейшие события приобретают неожиданный характер. Девушка внезапно попадает в очень странное местечко, где окружающие поразительно похожи на ее сокурсников. Она решает, что и местечко, и «сокурсники» ей снятся, однако некий персонаж из сна с ней не
Порой слова сплетаются в образы, выливаясь душой на страницы. Приобретают красочность и мелодичность.Здесь сплетение двух языков, насыщенных и неповторимых.