Б. Седов - Первый удар

Первый удар
Название: Первый удар
Автор:
Жанр: Боевики
Серия: Воровская война
ISBN: Нет данных
Год: 2004
Другие книги серии "Воровская война"
О чем книга "Первый удар"

Человек никогда точно не знает, что ждет его за следующим поворотом дороги под названием Жизнь. Алексей Костюков по прозвищу Кастет не знал, что судьба подготовила ему сюрприз… Волею обстоятельств он оказался втянут в разборки между криминалитетом и спецслужбами. Вокруг него сжимается смертельно опасное кольцо. И тогда он вспоминает то, чему научила его жестокая школа выживания – Афганистан...

Бесплатно читать онлайн Первый удар


Пролог

Есть в центре Великого Города, на самой главной его улице – Невском проспекте – знаменитое во все времена кафе.

В годы нэпа, застоя и перестройки славилось оно своими тортами и своим, фирменного приготовления, мороженым. Менялись власти, деньги, даже политическое устройство и название кафе – сейчас оно именуется «Сибарит», и не меняется только традиционно высокое качество «сибаритской» выпечки и популярность у горожан и приезжих.

У входа в «Сибарит», прямо на проезжей части, остановились одна за другой три машины – два черных, величиной с небольшой автобус, джипа, а между ними – битая и езженая «копейка», чей капитальный ремонт обошелся бы дешевле покупки нового колеса для одного из джипов. Дверцы джипов одновременно раскрылись, из машин вылезли четверо молодых, хорошо одетых мужчин, привычным движением расстегнувших пуговицы дорогих пиджаков так, что опытный наблюдатель мог заметить ремни наплечных кобур, и замерли, зорко осматривая текущую по Невскому толпу.

Убедившись, что прохожие не представляют опасности для их подопечного, двое подошли к «копейке» и открыли заднюю дверь. На неяркое весеннее солнце выбрался высокий худой старик, выглядевший так же затрапезно, как и машина, на которой он приехал. Черные, лоснящиеся на коленях брюки, клетчатая рубашка, из тех, что прежде назывались «ковбойками», поверх – вязаный, собачьей шерсти жилет, на ногах – короткие обрезанные валенки, из которых выступали длинные, почти до колен, шерстяные носки домашней вязки.

Старик тоже огляделся, но не так, как его спутники, а спокойно, по-хозяйски, как осматривает свой участок приехавший после зимнего перерыва владелец шести соток в дачмассиве Пупышево. Потом поднял глаза в блеклое, не набравшее еще летних красок, небо, посмотрел, не щурясь, на солнце, улыбнулся, словно довольный увиденным, и неспешно направился к входной двери кафе, тщательно обходя лужи и обильный городской мусор.

Гудевший разными голосами зал обернулся на вошедших и почему-то разом замолк, даже молодежь в дальнем углу перестала смеяться своим детским шуткам. А старик и два его спутника не торопясь прошли через весь зал почти до служебных помещений и, отдернув тяжелую с кистями портьеру, вошли в скрытую от посторонних глаз комнату, ту самую, которую знающие люди называли между собой «каморка папы Карлы».

Комната эта существовала столько же времени, сколько существовало кафе, не меняя при этом своего сказочного имени и своего непростого назначения, потому что собирались здесь самые важные в Городе люди, чтобы решать самые важные для Города вопросы. Троцкий встречался здесь с политическими оппонентами, Зиновьев – с нэпманской верхушкой Петрограда, в сентябре 41-го только что прибывший на Ленинградский фронт Жуков – с неизвестным в черном кожаном пальто, после чего наступление на Город было остановлено, и много еще известных и неизвестных Большой Истории личностей побывало в стенах «каморки папы Карло», решая свои важные для всех горожан дела.

А сегодня туда пришел Федор Иванович Жуков – Смотрящий По Городу и его окрестностям, как он называл свою неофициальную должность, хотя зона его влияния простиралась до Белого моря, и важные уголовные авторитеты Мурманска, Архангельска и Петрозаводска приезжали к нему советоваться по неотложным преступным делам. А про псковских и новгородских паханов и говорить нечего – те бывали у него на приеме чуть ли не каждую неделю.

Дядя Федя, как последние двадцать лет называли его знающие люди, уважительно позабыв его прежнее погоняло – Жук, сел за единственный в кабинете стол, поглядел на стенные часы работы самого Павла Буре, сверился со своими – «Победа» на тертом кожаном ремешке – и удовлетворенно хмыкнул – до прибытия остальных оставалось еще пятнадцать минут.

– Кофе, Федор Иванович? – спросил один из оставшихся у дверей мужчин.

Чайку, будь ласка, и телевизор выключи...

* * *

Мужчина сказал что-то в приоткрывшуюся дверь и нажал кнопку телевизора. Многоцветный японский экран погас, а на столе, словно на скатерти-самобранке, появился стакан с крепким, до черноты, чаем, блюдечко с лимоном и еще одно – с домашними, черного хлеба сухариками.

Вкусы дорогих гостей в кафе соблюдались строго. Дядя Федя еще раз посмотрел на часы, и вместе с дрогнувшей ажурной стрелкой открылась дверь, и в зал вошел первый из ожидаемых на тайные посиделки гостей – мужчина в кожаной куртке, странно прижимавший голову к правому плечу. Старик поднялся ему навстречу, пожал крепкую руку.

Здравствуй, Гена, как живешь-можешь?

Спасибо, Дядя Федя, потихоньку.

Кирей, я гляжу, опаздывает...

Да нет, он у входа стоит, докуривает.

Старик с пониманием кивнул, сам он, по врачебному настоянию, курить бросил и в своем присутствии другим не позволял, но по табаку страдал, заменяя его сухариками и дешевыми леденцами...

* * *

Не успел Гена Есаул – глава борисовской группировки, недавней, но набравшей уже большую силу в городе, – устроиться за столом, как дверь вновь открылась и вошли двое. Лидер колдобинских Кирей, он же Всеволод Иванович Киреев – импозантный, дорого и со вкусом одетый мужчина возрастом уже за пятьдесят, – а следом за ним – его правая рука, «Визирь», как в шутку именовал его Кирей, круглолицый улыбчивый старичок в старом невзрачном плаще и шляпе из кожзаменителя – Петр Петрович Сергачев. Старик вновь поднялся навстречу гостям, пожал руки – крепкую киреевскую и пухлую Сергачева, – жестом пригласил к столу.

* * *

Видели? – спросил Дядя Федя, указывая на темный телевизионный экран.

Слышали, – за всех ответил Есаул. – В машине, пока ехал, по всем станциям передают. Это же беспредел какой-то!

Киреев и Сергачев согласно кивнули.

Что думаете? – голос Смотрящего окреп, в бесцветных выгоревших глазах зажглись злые огоньки.

Те, кто знал Дядю Федю прежде, когда тот носил еще погоняло Жук, знали, что раньше, пока он в молодой силе был, в такие моменты его нужно было сторониться. Мог зашибить, изувечить, а то и смертный грех на душу взять – жизни лишить.

Но это – раньше...

* * *

Что думаете? – повторил он уже тише.

Присутствующие молчали.

Не оттого, что ответить было нечего, а потому, что говорить сейчас должен Дядя Федя, он здесь главный, он Смотрящий, его слово в уголовном мире – закон. Они – тоже воры, и их речь имеет вес, но не теперь, а когда толковище начнется и каждый свое мнение высказать сможет. А пока их дело слушать, что Смотрящий скажет и как этому возразить, если такая нужда возникнет.

* * *

Дерьмо дела, – сказал Дядя Федя. – Я большой сход в «Медведе» собираю. Всех позвал: и азеров, и чеченов, и чурок косоглазых, всех, а с вами хочу пока здесь потолковать, потому что накипело уже дальше некуда.


С этой книгой читают
По всему миру прокатывается волна жестких и кровавых террористических актов, но на этот раз их целью становятся Аль Каида, итальянская мафия, японская якудза, колумбийский наркокартель... Спецслужбы вынуждают Кастета взять ответственность за эти акции на себя. Но беда не приходит одна. Любимая женщина Кастета оказывается заложницей у маньяка...
Константин Разин, получивший в тюрьме прозвище Знахарь, отсидел четыре года, готовясь к самому дерзкому побегу за всю историю существования зоны. Перед ним четыреста верст тайги, за его спиной погоня. Спастись невозможно. Но спастись необходимо. Потому что Знахаря сжигает изнутри неутолимое желание отомстить за покалеченную жизнь. Отомстить так, чтобы недруги прокляли тот день и час, когда решились посадить невиновного за решетку.
Большие деньги – большие опасности. Константин Разин по прозвищу Знахарь завладел деньгами арабских террористов, и теперь на него охотятся и свои, и чужие. Воры хотят заполучить деньги в общак. ФСБ стремится опять засадить Знахаря за решетку. Владельцы денег хотят вернуть свои миллионы. Но самое действенное оружие – в руках ФСБэшников, натравивших на него брата его любимой женщины, которая когда-то пожертвовала ради Знахаря своей жизнью…
Что дороже – жизнь любимой женщины или безопасность миллионов незнакомых людей? Не в силах сделать выбор, Кастет вынужден решать обе проблемы одновременно. Но и криминалитет и спецслужбы имеют собственное мнение о том, стоит ли жить самому Кастету. Начинается охота за тем, кто, рискуя собственной жизнью, спасает других людей от неминуемой гибели…
Жизнь четырнадцатилетней Тамары дала крутой поворот: ее родители были жестоко убиты, а сама девочка оказалась под опекой ненавидящих ее родственников. Чтобы завладеть наследством, доставшимся Тамаре от отца-бизнесмена, они готовы на все – даже продать девочку в гарем кавказскому мафиози и объявить ее пропавшей без вести. Удастся ли ей выжить в этом аду?
Апокалиптический мир. Монстры Диабло захватили Землю. Главный герой желает отомстить этим тварям за смерть своей семьи. Но что делать, если у них почти нет слабостей?
В первом выпуске журнала Космические Войны: Истории вы узнаете о трагической истории на планете Шаддиба, на которую напал неаболурианский флот. Смогут ли солдаты Сената отстоять планету, пока к ним не прибудет подкрепление, или же Неабулия внесет Шаддибу в копилку своих побед?…
Жизнь Зейлы изменилась в первый раз, когда она попала на планету Дзяко. Во второй раз ее жизнь изменилась, когда Зейла покинула планету. В третий раз она изменится, когда девушка найдет свой дом в большой галактике…Фото с обложки взято с сайта ogoslovo
Мир, каким он будет через 30-40 лет. Мир, который изменился после внедрения оцифровки сознания. Незаконные эксперименты, где людей похищают, а их разум переводят в формат цифр. Умершие, что все еще живы в ваших смартфонах. Реалити-шоу в виртуальной реальности. Мир, каким бы он мог быть сейчас – если бы эксперименты с технологиями и сознанием людей были на марше. Мир, в котором, возможно, человечеству предстоит жить…В оформлении обложки использова
Артемису Фаулу всего двенадцать лет. Он по меньшей мере вундеркинд, а возможно, даже и гений. Его любимое занятие – разработка коварнейших планов. Его семья – настоящая легенда преступного мира. За много поколений Фаулы нажили нешуточное состояние, но в конце XX века их положение изрядно пошатнулось. Отец Артемиса – между прочим, главный виновник семейного краха – исчез в неизвестном направлении; мать от горя слегла и с трудом узнает собственного
Тринадцатилетний Артемис неожиданно получает известие от отца, которого все давно считают погибшим. Юный наследник семейства Фаул бросается по следу, полный решимости вырвать отца из рук похитителей. В таком деле не помешает надежный союзник, вооруженный высокими технологиями и магией. Не обратиться ли за помощью к волшебному народцу? На волшебный народец тем временем нагоняет страх банда гоблинов – они пользуются запрещенным оружием и, что еще х
Коллегия поэтов и прозаиков представляет Елену Ускову и Татьяну Морозову в книге двух авторов.Современная поэзия.Издание рассчитано на широкий круг читателей.
Вторая книга из серии «Сказки для потомков». В книге собраны весёлые рассказы и сказки Артура Арапова, написанные совсем недавно. Невероятные истории, созданные полётом мысли – фантастика, реальность, психология, философия, приключения, и, конечно же, юмор. Если вы любите неординарное мышление, то эта книга точно для вас.