Роман Злотников - Русские сказки

Русские сказки
Название: Русские сказки
Автор:
Жанр: Боевая фантастика
Серия: Э.К.С.П.А.Н.С.И.Я.
ISBN: Нет данных
Год: 2011
О чем книга "Русские сказки"

Российская космическая империя отметила трехсотую печальную годовщину казни императорской семьи Романовых. Планета Голуэя прошла похожий исторический путь – когда-то там тоже случилась мировая война, в которой участвовали большинство крупных государств, и в одном из них произошла революция, была свергнута правящая династия, неудачно завершилась попытка установить справедливую республику. С тех пор власть на планете несколько веков находится в руках тиранов, и есть сведения, что голуэйцы создали «гипербомбу» на основе самых продвинутых технологий. А это угрожает безопасности всей обитаемой вселенной. Спецагент Американской федерации Айвен Круифф и русский штаб-майор Иван Р. Голицын высаживаются на Голуэю, но попадают в ее далекое прошлое – эпоху первых механических средств передвижения, дирижаблей и разгорающейся гражданской войны…

Бесплатно читать онлайн Русские сказки


Пролог

Федеральный агент Айвен Круифф не любил работать с русскими. Возможно, повинны в этом были детские впечатления. Его мама считала, что забивать ребенку голову всякими лживыми, слезливыми сказочками означает поступать против воли Господа, давшего человеку разум и речь, а первейший долг родителей состоит в том, чтобы попытаться как можно раньше научить свое чадо отличать добро от зла. А потому, в перерыве между утренней молитвой и вечерним чтением Библии, она однажды рассказала ему о том, что когда-то давно русские казнили своего короля, а потом Бог их за это долго наказывал. До тех пор, пока они не выбрали себе нового. А может, все началось чуть позже, в университете. Русские тогда как раз вляпались в Сонтреймский конфликт, и симпатии большинства студентов, конечно, были на стороне тех, кто представлялся им в то время маленьким, но гордым и свободолюбивым народом. Кстати, в тот раз сонтреймцы сумели хорошенько надавать русским по зубам. Помнится, тогда в университете была очень популярна шутка про медведя, который по полгода спит в яме, носящей смешное название «берлога», и о шустром хорьке, пробравшемся в эту яму и отгрызшем у медведя его любимую лапу. А может быть, его неприязнь была вызвана тем, что его изощренный, тренированный ум никак не мог взять в толк, как это государство, правители которого за время его существования наломали столько дров, к настоящему моменту ухитрилось тем не менее не только вообще сохраниться как таковое, но и не утратить статус одного из самых влиятельных игроков на политической арене. Вполне возможно, что были и еще какие-то более глубокие причины. Круифф никогда особо не задумывался над этим. Он просто не любил работать с русскими и всячески старался этого избегать. Слава богу, у агентов его ранга для этого имелась масса возможностей. Однако сейчас был как раз тот случай, когда все его возможности оказались абсолютно бесполезны. Поскольку вокруг этой забытой всеми богами планетки вращалась на геостационарной орбите одна-единственная станция-посольство, и именно русская. И с этим ничего нельзя было поделать.

Круифф незаметно вздохнул и вновь сфокусировал взгляд на собеседнике. Высокий и грузный мужчина с седеющими висками, одетый в добротный, без излишеств, костюм несколько консервативного покроя, наклонился вперед и прикурил сигару от старомодной настольной зажигалки. Потом откинулся на спинку кресла и продолжил:

– И все-таки, профессор, я не понимаю, какой интерес Стенсоновский экономический университет может испытывать к Голуэе. По-моему, она являет собой уж слишком явный нонсенс в свете тех теорий, которые, как мне известно, вы с таким успехом разрабатываете.

Айвен несколько покровительственно усмехнулся – так, как, по его мнению, и должен был усмехаться профессор социополитики из столь престижного международного учреждения, каковым являлся Стенсоновский экономический университет, и заговорил с нарочитой, даже слегка утрированной вальяжностью:

– Ну что вы, мистер посол, в этом-то все и дело. Голуэя просто прекрасный объект для изучения, просто прекрасный. Согласно большинству наших теорий, экономика подобного типа просто не может существовать как саморазвивающаяся система, что же до тех теорий, которые допускают ее существование, то они утверждают, что подобное развитие очень быстро приводит к коллапсу. Однако же на Голуэе мы этого не видим, не так ли? Ну скажите, разве не интересно исследовать подобный феномен?

Посол глубокомысленно усмехнулся:

– Вы не совсем правы, профессор. Согласно заключениям наших экспертов, их экономика пребывает в коллапсе уже более полутора сотен лет. А поскольку их вариант экономической организации наиболее успешно работает именно в экстремальных условиях, они, понимая это, постарались, и вполне успешно, как видите, растянуть этот коллапс на столь длительное время. К тому же в самом начале, пока шло распространение по планете ныне господствующего варианта социоэкономической организации, им пришлось выдержать очень сильную конкуренцию с иными вариантами, часто переходившую в фазу военного конфликта. А что может быть более мощным стимулом для технологического рывка, чем хорошая крупномасштабная война? – Посол скривил губы в иронической улыбке и развел руками, потом вновь посерьезнел. – Так что за эти первые сто пятьдесят лет им удалось подняться от уровня паровых и примитивных электрических технологий до термояда. И даже освоить околопланетное пространство. – Посол пожал плечами. – Впрочем, несомненно, что при более разумной социоэкономической организации они бы могли добиться гораздо большего. Ведь даже отказ от экономического освоения ресурсов остальных планет системы был вызван больше политическими, нежели технологическими причинами. Их руководители опасались, что колонии, без которых освоение планет не только экономически нецелесообразно, но и просто невозможно, окажутся слишком изолированы от той системы тотального контроля, которая является основным атрибутом и становым хребтом их социоэкономической организации… – Тут посол улыбнулся. – Впрочем, кому я это рассказываю?

И оба понимающе рассмеялись.

Когда смех утих, Круифф энергично взмахнул рукой:

– Да-да, здесь наши выводы полностью совпадают, но меня больше всего интересует, почему они не рухнули в первые же десятилетия? – Он широко раскрыл глаза, стараясь придать своему лицу самое что ни на есть невинное выражение, но не удержался от шпильки: – Ведь, как вы, несомненно, знаете, ваши предки почти четыре столетия назад, еще на Земле, тоже попытались было создать нечто подобное, однако эта попытка потерпела фиаско менее чем через семьдесят лет, а здесь продолжается уже почти триста… – Он сделал паузу, дожидаясь реакции посла, но тот великолепно держал паузу, и только большой опыт Круиффа позволил ему заметить, что складка в углах волевого рта собеседника обрела несколько большую жесткость. Айвен ругнул себя за несдержанность и постарался быстро перевести разговор на более отдаленную тему: – Кстати, если уж углубляться в историю, то как раз в двадцатом веке жил автор, который достаточно достоверно описал тот вариант социальной организации общества, который, как мне кажется, в настоящее время существует на Голуэе. Его звали Джордж Оруэлл, а название книги, м-м-м, кажется…

– «1984», – вежливо подсказал посол.

– О, так вы читали!

Посол сухо кивнул, а Айвен вдруг припомнил, что древний автор в своей книге имел в виду как раз то государство, которое в то время существовало на родине посла, и поспешно закрыл рот, чтобы не сморозить очередную глупость, которая на этот раз могла оказаться непоправимой. Некоторое время они оба молчали, потом посол, спохватившись, любезно улыбнулся:


С этой книгой читают
Древние говорили: самый долгий путь начинается с одного шага. Землянин Ник, волей судьбы заброшенный в чужой мир за многие тысячи световых лет от родной планеты, мог бы добавить к этому: но для того, чтобы сделать этот шаг, нужно осознавать, во имя чего ты его делаешь. Ведь человек может все. Действительно все. Все, что он осознал своей целью. Сколь бы грандиозной, неосуществимой, фантастической она ни казалась…
Отставной полковник КГБ Казимир Пушкевич за долгую жизнь повидал многое. Он успешно проводил диверсионные рейды там, где это было почти невозможно, и не один службист продвинулся за его счет по карьерной лестнице. Но все, что нажил сам Пушкевич, – городская квартира и бесценный опыт. Квартиру у пенсионера попытались отобрать бандиты, а опыт хоть и помог с ними справиться, не избавил его от смертельной раны. Умирая, старый воин вспомнил просьбу ко
«Есть три узды, овладев которыми, можно повести человечество к свету либо к тьме. Первая из них – сила, вторая – деньги, третья – слово Господне», – сказал философ космической эры. К силе благородных донов под предводительством Черного Ярла добавились ресурсы финансовых корпораций мистера Корна, и настал черед третьей ипостаси Вечного: у аббата Ноэля есть план решительного удара, который должен положить конец галактической экспансии «могущественн
Его зовут Олег Гай Трегрей. Он подданный великой Империи. Он курсант Высшей имперской военной академии. Он владеет третьим уровнем имперского боевого комплекса и уже ступил на последнюю ступень постижения Столпа Величия Духа. И он – урожденный дворянин. Волею судеб он оказался один в мире: чужом, опасном, враждебном… не только ему, незваному пришельцу, но и собственным обитателям. Нашем с вами, читатель, мире…
Говорят, у попаданца – не жизнь, а рай. Да и как может быть иначе? И красив-то он, и умен не по годам, все знает и умеет, а в прошлом – если не спецназ, то по крайней мере клуб реконструкторов, рукопашников или ворошиловских стрелков. Так что неудивительно, что в любом мире ему гарантирован почет, командование армиями, королевская корона и девица-раскрасавица.А что, если не так? Если ты – обычный молодой человек с соответствующими навыками? Украд
Имперский гвардеец из будущего, в котором человечество освоило всю галактику и создало космические колониальные державы, попадает в 1941 год, на границу СССР, на уже оккупированную фашистами землю. У имперских гвардейцев большой боевой опыт, хотя сражаться им приходится только с мятежниками. Имперские гвардейцы – «элита элит», люди, умеющие жить, думать и действовать в согласии с понятиями Долг и Честь, Воля Императора и Кысмет. Долг и судьба гла
Если простой наемник, сирота, не знающий ни отца, ни матери, парень из захолустной деревни, решается принять участие в Большом императорском турнире наравне с лучшими воинами-аристократами – значит, у него на то есть веские основания. Значит, он готов выстоять и против меча, и против магии, способностями к которой обладают только дворяне. Однако простой наемник Трой не так уж и прост, пусть и сам не понимает этого. Достаточно сказать, что в его д
Став главой лузитанского клана изгнанников Корт, Ник-Сигариец вынужден готовить своих подопечных к решающей битве с конкурентами из враждебного клана. Единственная возможность противостоять сильному противнику, восстановив оборонительные механизмы и пополнив число бойцов, – это раскрыться перед земными правительствами и попросить их о помощи в обмен на инопланетные технологии. Мировые державы охватывает паника, когда они узнают, что прибывшие из
Турист-экстремал Егор не по своей воле становится участником полного приключений путешествия по иным Вселенным. Пробежав «галопом по Космосу», он вступает в схватку с силами, которые многократно превосходят его, и побеждает. А обретя новых друзей, вместе с ними открывает истинное Мироздание и его самые главные секреты. Учится настоящей любви и взаимопониманию, чувству ответственности и чувству ненависти и обретает новые способности, которые могут
Поручик Соболь, командир взвода Спецкорпуса Соборной Гардарики, случайно выжил после боя, где погибло всё его подразделение, заведомо посланное на убой. Однако командование не оставляет его в покое даже после отставки, предложив отправиться на остров Санта-Мегеро, находящийся под протекторатом Конфедерации Эвери, потенциального противника Соборного Отечества. Там пробуждается некий древний могущественный дух, который необходимо привлечь на свою с
Многое изменилось в Утгарде со времен открытия серверов: новые миры, расы, возможности и, конечно, враги. Но это совсем не значит, что и старые недруги позабыли о наемниках из Гильдии Теней.Новые технологии стремительно меняют не только игровую вселенную, но и реальный мир. Их интеграция в повседневную жизнь не всегда проходит безболезненно. Особенно когда дело касается бизнеса и денег.Серому Лису предстояло выполнить довольно простое с виду зада
Доигрались… Опутавшая планету сеть мю-коллайдеров вошла в резонанс, и на Земле наступила эра Сумерек. Человечество разделилось на обычных людей и «высших» – получивших невероятную силу упырей. Теперь они истребляют «слабых» в рамках программы «Чистое будущее». На территории России особо зверствует клан Питерских. Им противостоят бойцы Невидимой Армии и трикстеры, ходоки в Зоны за бесценными артефактами. Трикстер Глеб Гордеев получает задание дост
Кей Альтос – герой, бессмертный в прямом смысле, и за его бессмертие дорого заплачено. Так уж повелось в мире, где возможность воскресать превращена в ходкий товар. А еще он – человек без родины, человек без иллюзий, и в жизни его есть лишь одна вера – вточный прицел и удачу в космическом поединке. Но иначе и не выжить там, где человечество приняло на себя тяжесть войны со всеми разумными расами Галактики…
«Когда поздним вечером я вышел из леса, уставший, голодный, злой, ненавидящий весь мир – и себя самого в придачу, то наткнулся прямо на абори.Туземец сидел на бетонной плите, косо выпиравшей из земли. Эта часть космопорта была давным-давно заброшена, уложенные некогда с таким старанием плиты раскрошились, и трава-конусовка выпихивала их одну за другой. За моей спиной бетон уже превратился в гнилое крошево, даже не напоминавшее продукт человечески
В этом сборнике собраны 40 стихотворений из ранних сборников. Теперь вы можете познакомиться с началом творчества поэта в лучших его традициях. Здесь политические размышления, разговоры о любви, посвящения и многое другое. В этом сборнике вы прочтёте душу поэта, которая росла вместе с ним. Хотите окунуться в детство, тогда смело покупайте этот сборник!
Сборник включает в себя стихи преимущественно в жанрах гражданская и философская лирика. Произведения, написанные не без иронии, предоставляют читателю возможность взглянуть на обыденность с уникальной авторской точки зрения, сформированной на личном жизненном опыте и переживаниях поэта.