Гарри Гаррисон - Специалист по этике

О чем книга "Специалист по этике"

«– Один момент, – прервал собеседника Язон и, отвернувшись от экрана, выстрелил в нападавшего рогатого дьявола. – Нет, ничем важным я не занят. Сейчас приду. Возможно, смогу помочь.

Он выключил видеофон, и изображение радиста на экране погасло. Когда Язон проходил мимо подстреленного им рогатого дьявола, тот зашевелился в последней вспышке уходящей злобной жизни, и его рог проскреб о гибкий металл ботинка. Язон отшвырнул чудовище вниз, в джунгли.

В сторожевой башне Периметра было темно, освещение исходило только от экранов перед пультом управления защитой. Мета взглянула на него и улыбнулась, затем ее внимание вновь переключилось на экраны…»

Бесплатно читать онлайн Специалист по этике


Глава 1

– Один момент, – прервал собеседника Язон и, отвернувшись от экрана, выстрелил в нападавшего рогатого дьявола. – Нет, ничем важным я не занят. Сейчас приду. Возможно, смогу помочь.

Он выключил видеофон, и изображение радиста на экране погасло. Когда Язон проходил мимо подстреленного им рогатого дьявола, тот зашевелился в последней вспышке уходящей злобной жизни, и его рог проскреб о гибкий металл ботинка. Язон отшвырнул чудовище вниз, в джунгли.

В сторожевой башне Периметра было темно, освещение исходило только от экранов перед пультом управления защитой. Мета взглянула на него и улыбнулась, затем ее внимание вновь переключилось на экраны.

– Я иду в башню космической связи, Мета, – сказал Язон. – На орбите корабль, он пытается вступить с нами в контакт на неизвестном дежурному языке. Может быть я смогу помочь.

– Долго не задерживайся, – сказала Мета и, убедившись, что все контрольные лампы горят зеленым, потянулась к нему. Ее руки, мускулистые, сильные как у мужчины, обхватили его, губы были теплыми и женственными. Он вернул поцелуй, и она потянулась вновь к приборам, как будто его тут и не было.

– Главная беда Пирра, – сказал Язон, – это слишком большое внимание работе.

Он наклонился и слегка укусил ее за шею. Не отрывая глаз от приборов, она игриво шлепнула его и засмеялась. Он отскочил, но недостаточно быстро, растирая ушибленное ухо.

– Женщина-тяжеловес! – пробормотал Язон про себя.

Связист был один в рубке космической радиосвязи – подросток, никогда не покидавший Пирра и поэтому не знавший других планет и их языков. Язон же, благодаря своей карьере профессионального игрока, говорил или по меньшей мере был знаком с большинством галактических языков.

– Они вышли из зоны приема, – сказал оператор, – скоро вернутся. – Он повернул ручку, и сквозь атмосферные помехи донесся голос:

– …jeg kan ikke forstaå… Pyrras, kan dig hør mig…

– Понятно, – сказал Язон, беря в руки микрофон. – Это датский язык, на нем говорит большинство планет зоны Полярной звезды.

Он нажал кнопку передачи.

– Pyrras til ram fartskib, over, – сказал он.

Ответ пришел на том же языке.

– Просим разрешить посадку. Дайте координаты.

– В посадке отказываем, надеемся, что вы найдете более гостеприимную планету.

– Это невозможно. У меня сообщение для Язона динАльта. Мне известно, что он здесь.

Язон с интересом взглянул на хрипящий громкоговоритель.

– Вы правы, с вами говорит Язон динАльт. Передавайте сообщение.

– Это нельзя передавать по открытой связи. Я следую за вашим радиолучом. Вы согласны вести меня на посадку?

– Поймите, это – чистое самоубийство. Пирр – смертельнейшая из планет Галактики. Здесь все формы жизни – от бактерий до когтистых ящеров, размером с ваш космический корабль – враждебны человеку. Сейчас здесь что-то вроде перемирия, но для любого пришельца с другой планеты обстановка все равно смертельна. Вы меня слышите? – Ответа не было. Язон пожал плечами и взглянул на радар, показывающий приближающийся корабль.

– Что ж, это ваше право. Но, умирая, не говорите, что вас не предупреждали. Я вас поведу на посадку, но только если вы согласитесь оставаться в своем корабле. Я сам приду к вам, в этом случае 50 шансов из 100 за то, что обезвреживающие процедуры у вашего люка убьют местную микрофауну.

– Согласен. Я вовсе не хочу умирать. Мне нужно передать сообщение.

Язон руководил посадкой, следя за появлением корабля из-за низких облаков. Специальные приспособления поглотили большую часть энергии удара, но все же корабль наклонился и встал под опасным углом.

– Ужасная посадка, – сказал радист и отвернулся к своим приборам, не интересуясь больше пришельцем. Пирряне были лишены любопытства.

Язон в этом отношении был полной противоположностью. Именно любопытство привлекло его на Пирр, ввергло в охватившую всю эту планету войну и чуть не погубило. Теперь все еще не удовлетворенное любопытство тянуло его к кораблю. Он колебался какое-то мгновение, сообразив, что радист не понимал его переговоры с незнакомым пилотом и не знает, что Язон собирается на корабль. Если по пути с ним что-нибудь случится, нечего рассчитывать на помощь.

– Я сам могу позаботиться о себе, – засмеявшись, сказал он самому себе, поднял руку, и мгновенно выскочивший из кобуры пистолет оказался в его ладони. Указательный палец был уже согнут, грянул выстрел, разнесший в клочья куст ядовитого растения.

Он был в хорошей форме и знал это. Конечно, ему никогда не удастся достичь уровня прирожденного пиррянина, родившегося и воспитанного на этой смертоносной планете, с ее удвоенной гравитацией, однако он был быстрее, чем любой другой инопланетянин. Он справится с любыми трудностями, если они встретятся – он даже знает эти трудности. В прошлом у него было немало расхождений во мнениях с полицией и властями различных планет, но он думал, что ни одна из этих планет не побеспокоится послать космический корабль, чтобы арестовать его. Откуда же пришел этот корабль?

На корме корабля был регистрационный номер и какой-то показавшийся ему знакомым герб. Где он мог его видеть? Его внимание привлек открывающийся люк. Язон вступил в него. Люк закрылся, и Язон закрыл глаза, так как начался цикл обеззараживания: ультразвуковые колебания и ультрафиолетовое излучение должны были убить все местные микроорганизмы, которые он принес в своей одежде.

Наконец процедура закончилась, и когда внутренняя дверь начала открываться, он приготовился к прыжку. Если его ждут какие-то сюрпризы, он встретит их в полной готовности.

Пройдя через дверь, он почувствовал, что падает. Пистолет прыгнул ему в руку, но он не успел направить его на человека, который сидел в кресле пилота.

– Газ… – попытался промолвить он перед тем как упал на металлический пол.

Возвращение сознания сопровождалось такой сильной головной болью, что Язон поморщился, когда попытался шевельнуться. Когда он открыл глаза, свет резал их настолько, что он вынужден был снова их закрыть. Каким бы наркотиком его ни усыпили, тот действовал исключительно быстро.

Сознание возвращалось, головная боль постепенно исчезала, переходя в тупое биение, и он сумел открыть глаза уже без ощущения, что в них искрит. Он сидел в стандартном космическом кресле, снабженном специальными замками для рук и ног. Теперь эти замки были крепко защелкнуты вокруг его запястий и лодыжек. Рядом с ним в таком же кресле сидел человек, наблюдавший за приборами на контрольном щите. Корабль, несомненно, находился в полете, далеко в космосе. Незнакомец производил вычисления на компьютере, проверяя курс через джамп-пространство.

Язон воспользовался возможностью изучить этого человека. Он казался слишком старым для полицейского, хотя, с другой стороны, несмотря на солидный возраст, был крепок и силен. Волосы его были серого цвета и подстрижены очень коротко, глубокие морщины на туго натянутой коже лица, казалось, произведены не годами, а действием погоды. Высокий и прямой, он на первый взгляд казался почти ничего не весящим. Потом Язон понял, что этот эффект происходил от почти полного отсутствия мяса на скелете. Казалось, этого человека пекло солнце и мыли дожди, пока от него не остались лишь кости, сухожилия и мускулы. Когда он поворачивал голову, то мышцы на ней выпячивались, как тросы, а руки над контрольным пультом напоминали коричневые когти какой-то птицы. Он уверенно перещелкнул пальцем тумблер активации контроля джамп-режима и повернулся от пульта к Язону.


С этой книгой читают
«Дежурный лейтенант охраны Таленк опустил электронный бинокль и принялся регулировать его усиление, чтобы компенсировать уменьшение яркости света. Бриллиантово-белое солнце зашло за толстый слой облаков, близился вечер, однако в окулярах бинокля по-прежнему четкое черно-белое изображение волнообразной равнины. Таленк негромко выругался, водя взад и вперед тяжелым прибором. Трава. Колеблющийся, покрытый инеем океан травы. Больше ничего…»
«– Приблизимся, – сказала Мета, нажимая на клавиши пульта управления.– На твоем месте я бы сделал прямо противоположное, – тихо, чтобы своей излишней опасливостью не вызвать раздражение пиррян, пробурчал Язон.– Ничего-ничего, мы еще довольно далеко, – отозвался Керк, вглядываясь в экран. – Здоровенная посудина, километра три, не меньше. Наверное, последний из сохранившихся линкоров. Ему ведь уже больше пяти тысяч лет от роду, а мы в целых двухста
Джон Кристофер – признанный классик английской научной фантастики, дебютировавший еще в 50-е годы XX века и впоследствии по праву занявший высокое место в мировой фантастике.Отечественному читателю творчество Кристофера знакомо в основном по переведенным еще в 60-е – 70-е годы рассказам, однако истинную славу ему принесли романы. Романы, достойно продолжающие традиции классической британской «фантастики катастрофы», идущие еще от Герберта Уэллса.
Ж. А. Рони-старший – писатель, знакомый отечественному читателю в основном по увлекательной дилогии о жизни доисторических людей «Борьба за огонь» и «Пещерный лев». Однако для любителей фантастики этот автор – прежде всего один из зачинателей научной фантастики, равный Жюлю Верну и Герберту Уэллсу, в произведениях которого, едва ли не впервые за всю историю фантастики, возникли и тема межпланетных путешествий, и тема постигающих Землю глобальных
Сага о земном мире, пошедшем в своем развитии не тем путем, каким он следует до сих пор. Глобальная катастрофа, из-за которой вымерли на планете гигантские ящеры, обошла Землю стороной, и рептилии, в процессе эволюции обретя разум, создали собственную цивилизацию, нисколько не похожую на людскую. Выращенные из семян города, матриархат, коллективный разум, генетически перестроенные животные… И мир людей, противостоящий им, – чуждый, враждебный и а
Цикл Гарри Гаррисона о Джиме ди Гризе, прозванном Стальной Крысой, по праву считается одним из лучших в творчестве прославленного фантаста. Герой цикла, великий плут и мошенник, умеет выходить сухим из воды практически в любой ситуации, какой бы безнадежной она ни показалась вначале, – и в любом уголке Галактики, куда бы его ни забрасывала судьба. Но чтобы из неотесанного паренька с забытой богом планеты сделаться супергероем, которому все по сил
Цикл Гарри Гаррисона о Джиме ди Гризе, прозванном Стальной Крысой, по праву считается одним из лучших в творчестве прославленного фантаста. Герой цикла, великий плут и мошенник, умеет выходить сухим из воды практически в любой ситуации, какой бы безнадежной она ни показалась вначале, – и в любом уголке Вселенной, куда бы его ни забрасывала судьба. В безумной ли борьбе за президентское кресло, связанной со смертельным риском, на планете Параисо-Ак
Кто из почитателей Гарри Гаррисона не знает Стальную Крысу?! Джим ди Гриз, он же Стальная Крыса, прозванный так за свое нечеловеческое везение. Великий плут и мошенник, он умеет выходить сухим из воды в любой ситуации, какой бы безнадежной она поначалу ни представлялась. Даже когда его припирают к стенке и вынуждают сотрудничать со службой космической безопасности, в результате не очень-то понимаешь, на кого Стальная Крыса работает – на себя или
Семнадцатилетняя Анастасия поступает в академию волшебства, и в первый же день сталкивается с ужасным: кто-то пытается истребить всех фей. Как же в этом суровом, пока не знакомом ей мире вычислить предателя? Скрытный Алек, искренняя Кэнди, свободолюбивый Рут и романтичный Джейдон помогут девушке справиться со всеми трудностями и спасти мир, если, конечно, смогут выжить.
Обычная войсковая операция неожиданно превратилась в необычное путешествие. Но солдаты везде солдаты и свою задачу выполнят несмотря ни на что. И даже вернутся с "прибытком" в виде ведьмы!
Экспедиция межгалактического корабля к малой галактике-спутнику (Большие и Малые Магеллановы Облака, по интерпретации землян) внезапно прервалась по не зависящим для экипажа обстоятельствам. Крупная авария не позволила кораблю продолжать путь, поэтому ему потребовался ремонт и помощь материнской планеты. Ближайшая к кораблю планетная система оказалась та, где находится Земля…
Милоа – значит "спасители". Так нас называют местные.Почему? Потому что мы – посланники из другого мира и из другой эпохи. И только мы можем помочь горцам – жителям Триниана, противостоять имперской армии, жаждущей подчинить любого, кто смеет сопротивляться власти императора.Зачем? Говорят, на той стороне материка расположен портал, с помощью которого мы, возможно, сможем вернуться домой.У нас нет иного пути. Или есть?Говорят, иногда всего один ч
Даше Васильевой катастрофически везет на трупы!.. Только она согласилась пойти на концерт классической музыки с импозантным мужчиной Стасом Комоловым – и вот он уже труп. В антракте Даша бегала для него за водой и каплями, думала, ему от духоты плохо, а он возьми да помри. А на следующий день к ней домой заявились менты. Они явно подозревают Дашу в убийстве. Что же делать? Конечно, бежать! И вот она уже на Курском вокзале с саквояжем в одной руке
Похоже, все домашние считают, что Даша Васильева сбрендила. Еще бы, такой стресс! Ведь погибли ее близкие друзья, Кутеповы, вначале муж – Родя, потом его жена Неля. Если Даша готова согласиться, что смерть богача Роди похожа на роковую случайность – он чистил коллекционный кинжал и упал на него, – то Нелю, по ее мнению, убили. Преступник привязал к удочке подаренную Неле на день рождения куклу Сару Ли и размахивал ею перед окном. Пьяная Неля попы
Девятиклассница Марьяна переживает настоящую школьную травлю со стороны одноклассника Игоря и его компании из 11 класса. Ребята не дают прохода девочке, а также двум её друзьям. И без того серьезные страдания усугубляются мучениями первой любви: Марьяна всем сердцем любит жестокого одноклассника – по-детски, чисто и наивно. Ей хватает лишь одного доброго слова, чтобы вновь поверить ему, ведь Игорь, сам того не ведая, прячет в издевательствах взаи
К 22 веку от Р. Х. человек из созданного эволюцией существа превратился в создателя. Мы распоряжаемся планетой как захотим, становимся богами, создающими жизнь. Или нет? Или мы лишь очередное переходное звено великого естественного отбора, который не остановится ни перед чем и уничтожит человека его же руками?Скромной дочери влиятельного политика, оказавшейся в самом центре борьбы новых технологий с человеком, предстоит ответить на эти вопросы и