Дмитрий Казаков - Вояка среднего звена

Вояка среднего звена
Название: Вояка среднего звена
Автор:
Жанры: Космическая фантастика | Попаданцы | Боевая фантастика
Серия: Оружейник #3
ISBN: Нет данных
Год: Не установлен
Другие книги серии "Оружейник"
О чем книга "Вояка среднего звена"

И вновь продолжается бой.

Операция не помогла дочери Егора, и он вынужден снова отправиться в мир громадной звездной империи, где всегда нужны наемники, готовые сражаться за деньги. Опять у него в руках автомат и инструменты, вокруг джунгли Бриа, а рядом боевые товарищи.

Вокруг него плетутся интриги, на него имеет виды не только контрразведка и аборигены, но и странная секта, которая вроде бы уже не существует много столетий…

Бесплатно читать онлайн Вояка среднего звена


Дмитрий Казаков

* * *

Глава 1

Из желающих прикончить меня можно составить длинную очередь.

Тут вам и тайное общество, и враждебные инопланетяне, звездные принцы и их кровожадные подручные, ретивые контрразведчики и просто личные враги, которые не любят меня только потому, что я – это я. Я влез в разборки между несколькими цивилизациями, каким-то макаром зацепил драку за трон и ухитрился поцапаться с женой!

Не слишком ли много для одного человека?

Нет, если он осознанно пошел на риск ради любимой дочери.

* * *

Повара в нашей столовке, судя по всему, расстреляли за измену родине и лично товарищу Гегемону. Но на его место ухитрились найти другого, еще лучше, и тот решил любой ценой остаться в живых.

По крайней мере все, что я пробовал, заходило в меня с треском и чавканьем: блинчики с мясом, политые маслом, рыбные фрикадельки с фруктовой начинкой, освобожденные от панцирей раки вроде наших, земных, только чуть больше, истекающие жиром куски мяса, ради которых погибли то ли свиньи, то ли бараны, то ли вообще какие-нибудь чешуйчатые рогатые твари.

Но орудуя ножом и вилкой, я совсем не думал о том, что это за живность.

– Ну вапще… класс… ой… – изрекал Макс, набивавший утробу рядом.

Дю-Жхе жевал молча, не отставали от него прочие опытные бойцы, а вот новички, которых к нам прислали буквально несколько дней назад, оживленно болтали, вспоминая сегодняшний бой.

На линкор мы вернулись буквально только что, измученные, мокрые и грязные. Отправили же нас в поле буквально на следующий день после моего перехода с Земли, так что на «Гневе Гегемонии» я не провел и суток, и у меня не было шансов заняться тем делом, ради которого я сюда явился.

– Как я его, а? Одной левой? Викинг я или где? – басом вопрошала наша с Максом землячка, мужеподобная шведка по имени Марта, отмороженная на всю белобрысую круглую голову.

Поначалу я обрадовался, увидев ее, но быстро понял, что с этой дамой каши не сваришь. Еще большую «радость» мне доставил появившийся у меня под началом игва, сородич Молчуна, весь кривой и перекошенный, как сухое дерево, и умевший изъясняться так неразборчиво, что перед ним пасовал даже переводчик.

Прибор этот я включал редко, поскольку в общем языке наблатыкался так, что разбирал почти все и говорил без проблем… хотя последнее было не обязательно, меня поняли бы и так. Спасибо Етайхо, которая потратила кучу времени и сил, чтобы научить меня, а потом собственной смертью избавила меня от серьезной проблемы.

Как может разумное существо с такой легкостью принести себя в жертву ради каких-то принципов?

При воспоминаниях о гирванке настроение у меня испортилось, даже десерт – многоярусная башня из «шайб», наполненных кремом разного вида – утерял часть вкуса. Вспомнились все погибшие за то время, которое я провел на «Гневе Гегемонии»… десятник Йухиро, сержант-техник Диррг, Диль… и ладно бы от руки врага, многих ведь убили свои.

– И как я тогда попала? Валькирия я или кто? – продолжала похваляться Марта.

– Однажды Первый Охотник выпил много мухоморовой настойки, – заговорил Дю-Жхе, и как обычно, все замолчали: даже самые тупые новички уже осознали, что когда ферини начинает рассказывать свои байки, то лучше слушать. – Развел большой костер. Уселся около него и стал хвастаться своими подвигами… как он еще в колыбели удушил Змей-Призраков, как он победил Катящегося Медведя, как встретился в горах с Оползнем-Ползуном и загнал того в ущелье, откуда тот не мог выбраться…

Уж лучше очередная легенда племени, от которого остался вот этот невысокий, узкоглазый тип, лучший стрелок, которого я знаю, чем многословная болтовня о банальной стычке: патрулировали лес, налетели на отряд бриан, немножко постреляли друг в друга, у нас пара раненых, у них наверняка тоже, а все похвальбы Марты о ее великих победах не более чем пустой треп.

– Охотник рассказывал и рассказывал, и пламя в костре начало менять свой цвет, – продолжал Дю-Жхе, – а языки его корчились, словно испытывали боль от собственного жара. Наконец они сложились в изогнутый рот, который произнес в треске и шуршании раскаленных углей…

Что именно выговорило задолбанное хвастуном пламя, я не услышал, поскольку рядом с нашим столом объявился некто высокий, плечистый, с лысой головой и красной мордой, на которой сверкали такие же алые глаза, один побольше, другой поменьше.

– Смирно! – рявкнул он.

Равуда! Приятный бонус к службе!

Загромыхали отодвигаемые стулья – когда центурион приказывает, нужно подчиняться. Я нехотя отложил ложку и поднялся, задрал подбородок, глядя в эту ненавистную физиономию.

Когда уже бриан наконец пристрелят его?

– Развлекаааетесь? – прошипел Равуда, раздувая ноздри. – Треееплетесь?

За спиной у него, как обычно, маячил Молчун – бледная уродливая физиономия, тонкие губы, похотливый взгляд, после которого хочется вымыться в душе, да с мылом, да пару раз. И рядом с ним – еще парочка здоровяков, нечто вроде личной охраны, хотя ни в какой охране мой заклятый друг не нуждается, сам как боец стоит пятерых.

– Никак нет! – отчеканил я. – Производим прием пищи в специально отведенном помещении!

– О да, да, конечно… – Равуда двинулся в обход стола, по дороге отвесил подзатыльник Ррагату, и тот качнулся, едва не упал физиономией в стол, лицо его исказилось от ненависти.

Ну да, кайтерит, ставший в очередной раз моим командиром, умел вызывать к себе любовь. Последние дни он вел себя на редкость спокойно и аккуратно, почти не обращал на меня внимания, и это внушило мне надежду, что может быть этот гад наконец успокоился, забыл обо всем, что было раньше.

Но видимо нет.

– А ты ничегоооо… – пробормотал Равуда, осмотрев Хэль, еще одну новенькую, из народа вилидаро.

Та покраснела до коней роскошных черных волос, и я краем глаза заметил, что лицо Юнессы перекосилось от гнева. Ну да, она побывала у кайтерита в койке, и покинула ее вовсе не с самыми радостными воспоминаниями.

– Смирно, десятник, я сказал – смииирно, – протянул он, очутившись рядом со мной.

Я вытянулся так, что в спине захрустело.

– И это существо кем-то командует? – Равуда вздохнул, и его тяжелый, угловатый кулак врезался мне в поддых.

Ладно еще я был готов и успел немного сдвинуться, чтобы удар хоть частично приняли на себя ребра. Но все равно от боли я задохнулся, в голове зазвенело, перед глазами заплясали черные круги.

Но я не согнулся, даже не склонил головы – только не на глазах своих бойцов.

– Служба – это наслаждеееение… мне ли не знать? – выплыл из звона в ушах ненавистный голос Равуды.

Я пытался дышать, вталкивая в себя воздух маленькими порциями, но получалось не очень хорошо.

– Не слышу ответа! – рявкнул центурион, и я ощутил ухом и щекой его раскаленное дыхание, капельки слюны, что едва не прожигали кожу.


С этой книгой читают
Обычные рабочие будни, рядовая командировка.Когда тебя пытаются убить все подряд – и враги, и соратники, и контрразведчики, и таинственные сектанты, которым надо вообще не пойми что. Когда твой личный враг отравляет тебе жизнь, а вокруг плетутся непонятные интриги, где ты не более чем пешка на игровой доске.Ну да, командировка… только в ад! Держись, Оружейник!
Еще до обеда я мог умереть три раза.Для начала меня чуть не пришибло упавшим деревом, потом до моей задницы едва не добрался Равуда – дело швах, когда тебя хочет лишить жизни собственный командир. И только потом в очереди на убийство моей персоны очутились хитрые и недобрые враги.Если бы не болезнь дочери, разве полез бы я в эту мясорубку?
Те, против кого я сражался, те, с кем вместе я сражался – все против меня!Меня жаждут прикончить брианские аборигены, меня хочет расстрелять Служба надзора. А еще за мной охотится мой личный смертельный враг, и враждебно настроены сектанты, украшенные татуировкой в виде когтистой лапы – что нужно последним, где я перешел им дорогу, вообще непонятно.Я не хотел возвращаться в эту мясорубку, и если бы не болезнь дочери, сидел бы дома.
Такую коллекцию – ни продать, ни показать. «Собирая» визиты в причудливые реальности, проводник добрался до Центрума, где обнаружил секретный лагерь цадской инквизиции. Готовящихся в нем проповедников учат обращаться не только с молитвенником, но и с автоматом и взрывчаткой…Взбалмошная красотка с таинственной биографией, агенты спецслужб, пограничники, одержимые жаждой власти церковники, да еще и стоящие за ними чужаки из неведомо какого мира… Не
Мир изменился за одну ночь, а если говорить точнее, то за несколько мгновений.Большинство обитателей Земли просто исчезли, другие превратились в монстров, и лишь немногие сохранили прежний облик, рассудок и память. Катаклизм затронул и творения рук человеческих. Многие здания оказались разрушены, другие претерпели странные трансформации, третьи вовсе сгинули, зато появилось кое-что новое…Андрей Соловьев, житель Нижнего Новгорода, пытается выяснит
Повесть из серии «Павлик и Юля», пересекающаяся также с циклом «Эртяне». Павлику приснился странный сон – он нашёл мистический алый цветок жизни – Огнецвет, о котором дети слышали от Валиной двоюродной бабушки – Елены. Но существует ли огнецвет на самом деле? Павлик решил разгадать эту тайну. Вот только искать таинственный цветок придётся на другой планете. Павлику, Юле, Вале, Ясе, Лу, Зуйке и Альке предстоит не только испытать приключения, но и
Темные силы с каждым днем становятся все более могущественнее, готовя к реализации свой ужасающий план. Кто в состоянии их остановить? Вся надежда на Олега Бурова. Но сможет ли он, терзаемый внутренним противостоянием, оставшись наедине с самим собой, бросить вызов всем силам зла и победить? И сможет ли в данной ситуации сдержать свое обещание великий Мегас? Читайте вторую часть «Эндлиссов».
Инженер Сбруев на Луне сажает деревья по новой технологии своих погибших родителей, боровшихся за то, чтобы технический прогресс, делал лучше и жизнь людей и их самих. Однако выясняется, что никому не надо делать людей лучше, а надо – только счастливее, так как именно это способствует росту потребления, знаете ли… Куда может завести такой взгляд на жизнь? Ответ в рассказе.
Научная фантастика и фэнтези, киберпанк и новаторские поиски – все это характеризует сегодняшнюю болгарскую фантастику. Использование богатых фольклорных традиций, острые социальные эксперименты, неожиданные повороты сюжета – лишь часть творческого арсенала авторов, произведения которых включены в сборник.Этой антологией мы хотим познакомить русских читателей с достижениями писателей-фантастов Болгарии. В книге представлены лучшие произведения, о
У приехавшего в столицу успешного предпринимателя Макса Подгорного завязывается роман с дочерью одного из высших государственных чиновников.В это же время в одной из столичных квартир обнаружены тела двух жестоко убитых девушек. Ведущий дело полковник Реваев вскоре узнает, что были совершены и другие подобные преступления. Расследование приводит его к Подгорному, которого он хорошо знает.
Как людям жить дальше, если все приборы, работающие от электричества, разом сломались? А от электричества работает всё! Даже вода из крана льется при нажатии сенсорной кнопки. Остановились все средства передвижения. Полиция – дроиды с искусственным интеллектом – превратилась в мертвый хлам, и теперь некому стоять на страже правопорядка. Остался рабочим лишь один единственный космический корабль, на котором возвращаются на Землю астронавты, не под
Непросто найти поэта, тонко чувствующего слово и способного виртуозно владеть им. А вот Ренате Григорьевне Мухе это удавалось с легкостью!«Герои моих стихов, – писала она, – звери, птицы, насекомые, дожди и лужи, шкафы и кровати, но детским поэтом я себя не считаю. Мне проще считать себя переводчиком с птичьего, кошачьего, крокодильего, туфельного, с языка дождей и калош, фруктов и овощей. А на вопрос, кому я адресую свои стихи, отвечаю: пишу до
«Все, кто знает и любит стихи Веры Полозковой, и все, кто знает и ворчит про стихи Веры Полозковой, – то есть примерно все, кто вообще способен читать на русском языке и отличать стихи от прозы, – спрашивали себя и друг друга: о чем же будет писать Вера, когда про несчастную любовь ей будет уже неинтересно?Эта книжка – ответ. Это не стихи про какую-нибудь другую любовь (например, материнскую). Это просто слова любви.Полозкова снова говорит то, чт