Юрий Герман - Я отвечаю за все

Я отвечаю за все
Название: Я отвечаю за все
Автор:
Жанры: Советская литература | Литература 20 века
Серии: Нет данных
ISBN: Нет данных
Год: 2012
О чем книга "Я отвечаю за все"

«Я отвечаю за всё» (1964) – последняя часть трилогии Юрия Германа про врача Владимира Устименко. Читатель познакомился с ним в книге «Дело, которому ты служишь», где герой делает первые шаги в профессии, во второй части – «Дорогой мой человек» – Устименко уходит на фронт военным врачом. В этом, заключительном, романе действие происходит в послевоенные годы.

Герой возвращается в родной город. Теперь он доктор наук, повзрослевший и опытный, но по сути все тот же романтический юноша, преданный профессии и старым друзьям. У него семья, но… он сам не может себе признаться, что с женой они давно чужие, а самый дорогой ему человек давняя его подруга и одноклассница, которую он спас во время войны.

Бесплатно читать онлайн Я отвечаю за все


© Герман Ю. П., наследники

© ООО «Издательство Астрель»

Чтобы добрым быть,

Нужна беспомощность.

Шекспир

Глава первая

Вот мы и дома

И тогда Варвара увидела лицо Устименки – с сильно выступившими скулами, с туго натянутой кожей еще болезненного, больничного оттенка, с темными бровями, лицо, мокрое от дождя. И вдруг удивилась: он стоял над этими развалинами так, как будто не замечал их, как будто не развалины – уродливые и скорбные – раскинулись перед ним, а огромное ровное поле, куда уже привезены отличные материалы, из которых строить ему новое и прекрасное здание – чистое, величественное и нужное людям не меньше, чем нужны им хлеб, вода, солнечный свет и любовь.

Делатель и созидатель стоял, опираясь на палку, под длинным, нудным, осенним дождем. И не было для него ни дождя, ни злого, тоскливого, давнего запаха разорения и пожарищ, не было ничего, кроме дела, которому он служил.

– Милый мой, – плача и уже не вытирая слез, тихо и радостно сказала Варвара. – Милый мой, милый, единственный, дорогой мой человек!

– Можно ехать? – осведомился шофер. Ему и жалко было свою пассажирку, и противно, что она так «сильно переживает» из-за этого хромого обалдуя, который неизвестно что потерял здесь, на пустыре.

– Ну, что ж… поезжайте… – сквозь слезы ответила Варвара, все еще вглядываясь в расплывающийся под дождем, уходящий в развалины силуэт Устименки. – Поезжайте. Теперь все.

Устименко оглянулся – ему мешал сосредоточиться звук буксующего в грязи таксомотора, этого разбитого немецкого «ДКВ». Черт знает, о чем он думал все нынешнее утро, этот делатель и созидатель, каким он показался Варваре издали. Если бы она увидела Володю поближе, от нее бы никуда не спряталось выражение растерянности в глазах, так ему не свойственное.

«Зачем я сюда приехал? – спросил Устименко себя еще на станции, там, где строилось здание нового вокзала и где уже возвышался монумент вождю народов. – Зачем? Разве мало мне предлагали городов, где мог бы я работать?»

Он вытащил чемоданы и кошелки из вагона – Вера умела мгновенно обрастать вещами – и еще раз огляделся: Варвары не было. Тогда он пошел за своим австрияком. Гебейзен в дурацкой шапочке-бадейке и в сильно поношенной офицерской шинели медленно оглядел из тамбура будущий вокзал и осторожно спустился на перрон.

– Битте! – сказал Евгений. – Битте, герр профессор!

Они заговорили о дороге за его спиной, а Устименко все ждал, что Варвара появится. Ждал и не признавался в том, что ждет именно ее. И хотя он отлично знал, что не таков ее характер, чтобы дружески встретить «старого товарища», ему стало и обидно, и тошно, и обозлился он. «Да за каким бесом именно сюда я приехал?» Приехал и приехал, здравствуй, Унчанск, здравствуй, Евгений Родионович, вот, познакомьтесь – моя жена, моя теща, моя дочка, все как у людей, и профессор при нас – знаменитый патологоанатом Пауль Гебейзен, гордость Австрии, упрятавшей своего знаменитейшего в лагерь уничтожения только за его веру в мощь Красного Креста.

«ДКВ» наконец выбралась из лужи, развернулась и уехала. А делатель и созидатель стоял под дождем и оглядывал свое будущее хозяйство со страхом, почти с ужасом. И это наглый Женька считал возможным «восстановить»? Очковтиратель и жирный врун! То же самое, что с квартирой, только похлестче. И Устименко вновь услышал иронический и кротко-презрительный голос Веры Николаевны: «Володя, и здесь мы будем жить? Но нас же четверо, Евгений Родионович! Может быть, Владимир Афанасьевич забыл вас известить, что он женат?»

Нет, Евгений знал, что Устименко женился. И что у молодых супругов есть дочка, ему тоже было известно. Правда, ему не сообщили о том, что красавица Вера Николаевна прибудет сюда еще и с мамашей, но и сам Владимир Афанасьевич об этом был поставлен в известность лишь за два дня до отъезда. Что же касается австрияка, то он обеспечен койкой в комнате на двоих в Доме колхозника. Это совсем не плохо!

Устименко даже встряхнул головой, чтобы прогнать вздорные мысли и сосредоточиться на работах, которые ему предстояло осуществить здесь, где веяло апокалиптическим ветром разрушения. Теперь он видел своими глазами, что они бомбили и расстреливали больничный городок, словно терапия, хирургия, урология, гинекология и другие корпуса были военными объектами, имевшими крупное стратегическое значение.

Почему?

Мертвое, как известно, молчаливо. Кто мог поведать, что именно здесь учинили фашисты после бессмертного подвига Ивана Дмитриевича Постникова, сорвавшего им так педантически разработанный план операции «Мрак и туман XXI»? Мертвые молчали, а живые палачи на эти темы предпочитали не болтать. В те времена их еще, случалось, вешали.

«Но я же не строитель, – раздраженно хмурясь, думал Устименко, – я во всяких этих строительствах абсолютно темный человек. Да и строитель не каждый с таким разворотом управится. И не то что не каждый, а особенный нужен, крупный, талантливый. Где я такого возьму? Кто мне его даст? А если дадут, то какого? И когда я пойму – что он за строитель?»

Пугаясь будущего и сердясь на себя, на свое легкомыслие и на Варвару, из-за которой он поехал именно сюда, Устименко все ходил и ходил под дождем, упираясь палкой в битые кирпичи, в ржавое железо, в искореженные, вылезшие из земли трубы, все оглядывал воронки, в которых стыла бурая вода, все хмурился и хмурился на разодранные оконные проемы бывшей онкологии, откуда с шумом вылетали нахохленные голуби.

«Да и зачем здесь главный врач? – спрашивал себя Устименко. – Ведь так же не делается – главный врач на пепелище. Главный врач потом приходит – уже в больницу. Он недоделки замечает и на них обращает внимание строительной организации – вот как это должно быть!»

А почему именно так должно быть?

В памяти его хранилось то, что он читал: в давние времена и в Петербурге, и в Москве, и в Харькове, и в Киеве, и в Одессе прославившиеся впоследствии больницы и клиники непременно строили сами доктора. Они, настоящие главные доктора, а не главврачи-смотрители, настоящие врачеватели, а не чиновники от медицины, воздвигали свои больницы вместе с архитекторами, а не являлись на стандартное и готовое со всеми потерями и убытками, набежавшими к окончанию строительства, со всеми глупостями, несовершенствами, головотяпствами и неудобствами. Те – главные доктора – сами проектировали посильно, но удобно для своей науки, а не для подрядчиков. Они строили вместе с архитекторами, бранясь и считая казначейские билеты в казне, строили, совместно следя за ворами-подрядчиками, вовремя одергивали казнокрадов, они выгоняли жуликоватых или неумелых и достраивали так, чтобы потом не жаловаться – я-де попал как кур во щи, меня-де подвели, мне-де с моей медицинской ученостью не до таких мелочишек!


С этой книгой читают
Юрий Герман (1910–1967) – автор множества повестей, рассказов, романов, сценариев к популярным фильмам («Семеро смелых», «Дело Румянцева»), но сердце читателя вот уже много лет отдано его трилогии о враче Владимире Устименко.Действие второй части трилогии – «Дорогой мой человек» – происходит в годы Великой отечественной войны. Партизанский отряд, потом фронтовой госпиталь, где хирург Устименко оперирует целыми сутками, ранение, встречи и расстава
В книгу входят широко известные и любимые детьми рассказы «Голубая чашка», «Дым в лесу» и «Чук и Гек», повесть «Тимур и его команда», а также быль, повествующая о жизни писателя Аркадия Гайдара.Для среднего школьного возраста.
В книгу Е. Пермяка «Бумажный змей. Рассказы. Сказки» вошли познавательные истории обо всём на свете. Дети узнают о том, как поскорее вырасти, почему плохо хвастаться, и чем опасна ложь. Все произведения печатаются без сокращений и входят в школьную программу.Для младшего школьного возраста.В формате PDF A4 сохранён издательский дизайн.
Геннадий Гор (1907–1981) – известный ленинградский писатель-фантаст, автор научно-популярных очерков и повестей для юношества; самобытный прозаик, много писавший о малых народах России; один из ранних советских учеников ленинградского модернизма 1920-х гг.; автор сокрушительно-откровенных стихов, одного из самых страшных и захватывающих текстов блокадного Ленинграда.За полвека в советской литературе Гор неоднократно был вынужден изменить траектор
"Обычная история" – один из самых ярких рассказов раннего творчества Марка Ивина. Написанный в 1998 году, он претерпел несколько редакций. Номинант многих литературных премий, рассказ неоднократно печатали в газетах и литературных альманахах конца девяностых и начала двухтысячных годов. В итоговой редакции 2021 года в обновлённом и доработанном виде он был включён в сборник "Башня на утёсе".
Россия 27 века – могучая сверхдержава, мощь которой простирается далеко за пределы Солнечной системы. На страже покоя своей страны стоят Военно-Космические Силы, вооруженные по последнему слову науки и техники. Кадеты Северной Военно-Космической Академии, среди которых и главный герой эпопеи – Александр Пушкин, беспечно сдают экзамены и зачеты, свято уверенные в мирном завтра. Однако вероломное нападение Конкордии, бывшего союзника Объединенных Н
Май 1942 года. Самолет командира эскадрильи, летчика-истребителя, героя Советского Союза капитана Александра Савинова сбивают в воздушном бою над Баренцевым морем.X век. Дружина русского князя Ольбарда на лодьях вышла в боевой поход в Полуночное море. Темное хмурое небо, ледяные волны. Вдруг… сквозь расступившиеся тучи хлынул поток солнечного света. На воду, как мост, легла радуга. И человеческая фигура, сияющая в лучах солнца, скользнула над вол
Сказка, которая может стать былью. Приключения, фантастика и проза жизни на фрилансе.
Все имена, события выдуманные. Любое совпадение случайно. На станции МКС идут обычные будни. Понедельник. Европейский грузовой корабль АТВ-5 приближается к МКС и вот-вот начнется стыковка. Земля сообщает экипажу, что стыковку проведут без их участия. На МКС сейчас всего два члена экипажа: командир – космонавт Александр Громов и астронавт Майкл Торнтон. Земля, урывками выходит на связь. Диспетчер ЦУПа сообщает о том, что с Солнца к Земле, летит по