Лорел Гамильтон - Цирк проклятых

Цирк проклятых
Название: Цирк проклятых
Автор:
Жанры: Мистика | Книги про вампиров | Любовное фэнтези | Эротическое фэнтези
Серии: Нет данных
ISBN: Нет данных
Год: 2010
О чем книга "Цирк проклятых"

Горе городу, в котором начинается вампирская война… Потому, что когда в схватку вступают два Мастера вампиров, то страдают от этого невинные. И не только неумершие – живые. Как нож с ножом сошлись в поединке за титул Принца города двое Старейших – Жан-Клод и Алехандро. Сила против силы. Века мудрости – против веков жестокости. Смерть против Смерти. И кровь будет литься и литься, и восстанет над городом гибель – если не вступит в страшную игру двоих третья – Анита Блейк, охотница за вампирами, преступившими закон…

Бесплатно читать онлайн Цирк проклятых


1

А у меня под ногтями засохла куриная кровь. Когда поднимаешь мертвого для живых, приходится пролить немножко крови. И она налипла хлопьями мне на руки и лицо. Я пыталась перед этой встречей отчистить самые заметные пятна, но такие вещи можно убрать только душем. Отпив кофе из своей любимой кружки с надписью «Разозли меня, и тебе же хуже», я посмотрела на двоих мужчин напротив.

Мистер Джереми Рубенс был приземист, черноволос и сварлив. Не было минуты, чтобы он не хмурился или не брюзжал. Мелкие черты его лица собрались в середине, будто чья-то гигантская ладонь свела их вместе, пока глина еще не засохла. Руки его все время бегали, поглаживая лацкан пиджака, темно-синий галстук, булавку галстука, воротник белой рубашки. Потом на секунду замирали на коленях и повторяли маршрут заново: лацкан, галстук, булавка, воротник, колени. Еще пять минут таких движений – и я с воплем о пощаде пообещаю ему все, что он хочет.

Вторым был Карл Ингер. С ним я не была знакома. Ростом он был на несколько дюймов выше шести футов. Когда он стоял, то возвышался надо мной и Рубенсом, как башня. Большое лицо выгодно подчеркивали коротко стриженные волнистые рыжие волосы. И еще у него были самые настоящие бакенбарды, переходящие в самые пышные усы, которые я в жизни видела. Все в нем было аккуратно и приглажено, кроме этих нерегулярных волос. Может, у его волос был сегодня праздник непослушания.

Руки Рубенса пошли на четвертый круг. Четыре – это число я всегда считала пределом.

Было сильное искушение обойти вокруг стола, схватить его за руки и завопить: «Перестань!» Но это было бы слишком грубо, даже для меня.

– Не помню вас таким нервным, Рубенс.

Он посмотрел на меня:

– Нервным?

Я показала на его руки, изобразив их нескончаемое кружение. Он нахмурился и положил руки на бедра, где они застыли неподвижно. Самоконтроль в полной силе.

– Я не нервничаю, Мисс Блейк.

– Не надо так педалировать слово «мисс». Так что же вас беспокоит, мистер Рубенс?

– Я не привык просить помощи у людей вроде вас.

– Людей вроде меня? – Я постаралась, чтобы вопрос прозвучал недоуменно. Он резко прокашлялся:

– Вы знаете, что я имею в виду.

– Нет, мистер Рубенс, не знаю.

– Ну, у зомбировщицы… – Он пресекся в середине фразы. Я начинала выходить из себя, и наверняка это отразилось на моем лице. – Я не хотел вас обидеть, – добавил он тихо.

– Если вы пришли обзываться, проваливайте к чертям из моего кабинета. Если вы пришли по делу, изложите его и проваливайте к чертям.

Рубенс встал.

– Я же тебе говорил, что она нам не поможет.

– Поможет вам – что, сделать? Вы же мне ничего не сказали, – заметила я.

– Наверное, нам стоило бы просто ей рассказать, зачем мы пришли, – сказал Ингер. Он говорил низким рокочущим басом – довольно приятный голос.

Рубенс набрал побольше воздуха и выдохнул через нос.

– Хорошо. – Он откинулся в кресле. – Во время нашей прошлой встречи я был членом группы «Люди против вампиров».

Я кивнула – дескать, помню, – и отпила кофе.

– Я основал новую группу, «Человек превыше всего». У нас те же цели, но методы более прямые.

Я уставилась на него в упор. Основная цель ЛПВ была вновь объявить вампиров вне закона, чтобы можно было охотиться за ними, как за зверьми. Мне это подходило. Я была когда-то охотником за вампирами, вампироборцем. Теперь я стала истребительницей вампиров. Для ликвидации конкретного вампира нужен был ордер, иначе это считалось убийством. Чтобы получить ордер, требовалось доказать, что данный вампир представляет опасность для общества, то есть подождать, чтобы этот вампир убил людей. Наименьшее число убитых было пять, наибольшее – двадцать три. Это куча мертвых тел. А в старые добрые времена вампира можно было убивать на месте.

– Что именно означают «более прямые методы»?

– Вы знаете, что это значит, – сказал Рубенс.

– Нет, – ответила я, – не знаю.

На самом деле я знала, но говорить этого вслух не хотела.

– ЛПВ не удалось дискредитировать вампиров через средства массовой информации или политические механизмы. «Человек превыше всего» организует их полное уничтожение.

Я улыбнулась поверх кружки.

– Вы имеете в виду истребить всех вампиров в США до последнего?

– Такова наша цель, – подтвердил он.

– Это убийство.

– Вам приходилось поражать вампиров. Вы действительно считаете это убийством?

Настала моя очередь делать глубокий вдох. Еще несколько месяцев назад я бы сказала «нет». Но сейчас я не была уверена.

– Я больше в этом не уверена, мистер Рубенс.

– Если пройдет новый закон, мисс Блейк, вампиры получат право голоса. Вас это не пугает?

– Пугает.

– Тогда помогите нам.

– Хватит танцевать вокруг да около, Рубенс. Скажите, что вы хотите.

– Ладно. Мы хотим знать место дневного отдыха Старейшего вампира города.

Мне пришлось улыбнуться:

– Почему вы думаете, что я знаю дневное убежище Мастера?

Ответил Ингер.

– Оставьте, мисс Блейк. Если мы можем признать, что пропагандируем убийства, вы можете признать знакомство с Мастером.

И улыбнулся очень приветливо.

– Скажите мне, откуда у вас сведения, и я, быть может, их подтвержу. Быть может, и нет.

Его улыбка стала шире всего на миллиметр.

– Кто же теперь танцует вокруг да около?

Он попал в точку.

– Если я скажу, что знаю Мастера, что тогда?

– Дайте нам место его дневного отдыха, – сказал Рубенс. Он наклонился вперед, и на его лице была написана жажда почти сексуальная. Но это не было комплиментом мне. Не я его завела, а мысль об осиновом коле в сердце Мастера.

– Откуда вы знаете, что Мастер – это он?

– Статья была в «Пост-Диспетч». Там очень тщательно обходились имена, но ясно, что это создание – мужского пола.

Интересно, как бы реагировал Жан-Клод на слово «создание». Лучше не выяснять.

– Я дам вам адрес, и вы придете – и что? Всадите ему кол в сердце?

Рубенс кивнул. Ингер улыбнулся.

– Я так не думаю, – покачала я головой.

– Вы отказываетесь нам помочь? – спросил Рубенс.

– Нет, я просто не знаю этого места.

Я испытала облегчение при возможности сказать правду.

– Вы лжете, чтобы его защитить, – сказал Рубенс. Лицо его помрачнело, на лбу показались глубокие морщины.

– Мистер Рубенс, мистер Ингер, я действительно не знаю. Если вам нужно поднять зомби, можем продолжить разговор, если нет…

Я оставила фразу неоконченной и улыбнулась лучшей из своих профессиональных улыбок. На них она не произвела впечатления.

– Мы согласились на встречу с вами в это богопротивное время и заплатили приличный гонорар за консультацию. Я считал, что вы можете хотя бы быть вежливой.

«Вы первый начали», – хотела сказать я, но это было бы по-детски.

– Я вам предложила кофе, вы отказались.

Рубенс еще больше нахмурился, вокруг глаз его залегли сердитые морщины.

– Вы так обращаетесь со всеми вашими… клиентами?


С этой книгой читают
Это – первый роман одной из самых культовых «вампирских хроник» нашего столетия.«Запретный плод». Плод крови для вампиров, одержимых вечным голодом. Плод последнего, кровавого поцелуя для смертных, которые для бессмертных – то ли добыча, то ли возлюбленные на краткий ночной час. Но каким он будет, этот запретный, темный плод, для женщины, которая посвятила свою жизнь изысканному искусству охоты на изысканных «полночных охотников»?Страсть – это иг
Новое дело Аниты начинается вполне банально, учитывая специфику ее профессии, – воскресить из мертвых важного свидетеля по делу о преступной группировке по просьбе старого друга.Только-то?Не только.Банальная работа превращается в захватывающее и опасное дело – ведь в последнее время магические способности девушки возрастают с неуправляемой силой. Один неверный шаг – и в зомби превратятся все, кто нашел покой на кладбище. А такой поворот дела може
Это – приключения Аниты Блейк. Приключения отчаянной охотницы на «народ Тьмы» – вампиров, вервольфов, зомби и черных магов. Охотницы на «ночных охотников», нарушивших закон. Охотницы на убийц – не умерших или бессмертных…Но – в чудовищных по жестокости убийствах, потрясающих город, не повинны, похоже, ни вампиры, ни вервольфы – и вообще никто из известных Аните обитателей Мрака. Что же за новая сила – безжалостная, не знающая предела – заливает д
Это – приключения Аниты Блейк. Приключения отчаянной охотницы на «народ Тьмы» – вампиров, вервольфов, зомби и черных магов. Охотницы на «ночных охотников», нарушивших закон. Охотницы на убийц – неумерших и бессмертных…Смерть умеет смеяться.У смерти – нехорошая улыбка.Безумная улыбка зомби, восстающих из могилы, чтобы нести гибель живым.Жестокая улыбка повелителя зомби, играющего в страшную и безжалостную игру – игру, правила которой до поры извес
«…– Закрой, – упрямо повторила Клавдия и вдруг зябко поежилась, – мало ли…Я пожал плечами: надо так надо. Вошел в дом и, ухватившись за край массивной двери, потянул его на себя, отгораживаясь от внешней темноты. Когда дверь со скрипом стала на место, я с удивлением отступил от нее. Обитая кожей панель от пола до потолка была покрыта разнообразными запорами от примитивных крючков и засовов до вполне современных задвижек и цепочек. Некоторые из ни
«…– Здравствуйте, – сказал гость, стараясь хранить вид независимый и невозмутимый. – У вас дверь не заперта.Зомби продолжал гипнотизировать стакан. Вполне возможно, он давно так сидит, не двигаясь и не отвлекаясь. Как любая биооболочка, он готов ждать несколько часов, пока не вернется «хозяин». А если хозяин не вернется, он отключится «до востребования»… во всяком случае, во всех инструкциях написано именно так.Юра обоих своих домашних биотов – и
«…Не чувствую боли, только – как вибрирует грудь под ударами пуль. Их горизонтальный град затрудняет движение, но я упорно иду навстречу роботу-пулемету. Это страшная машина, не иначе как изобретение одного из колдунов-психопатов. Вроде тех, что создали лучи смерти или, еще хуже, гравитационные бомбы… Нужно торопиться. Грудная клетка скоро не выдержит, уже ощущаю, как под развороченной плотью деформируются ребра.Еще шаг, и я хватаюсь за раскаленн
«…Анисья опустила трупик. Глазки девочки открылись, внимательно уставились на Анисью. Вместо плача послышался хриплый кашель. Повитуха вздрогнула, сглатывая комом застывшую слюну.– Матерь Божья. Жива, что ль?Серая кожа… ни крика… ни вздоха… сердце и то давно не стучит…– А-а-а!Уронив девочку на кровать, Анисья вжалась в стену, истово перекрестилась.– Знать, правду Глашка балакала! Лешачья дочь!…»
«Девушка была такой очаровательно глупенькой, что ей, наверное, даже не снились сны.– Вы не боитесь? – спросила она. Не дожидаясь ответа, продолжила: – А я так ужасно боюсь! Этот ужасный экзекутор…– Экзекьютор, – поправил я.Милый лобик сморщился, будто пытаясь компенсировать недостающие внутри извилины…»
«Расскажи историю, странник…»Такова странная цена, которую надлежит заплатить таинственному «ключнику» за пропуск через Врата – межпланетные порталы, через которые проходят туристы и искатели приключений, сбежавшие из дома подростки и усталые отцы семейств, скрывающиеся от закона преступники и нанятые для возвращения беглецов охотники.Сколько Врат предстоит пройти лучшему из земных охотников, пытающемуся найти бесследно исчезнувшую девчонку?Из ми
Никогда не думала, что смогу влюбиться без памяти, но сейчас я наедине с моим профессором, и между нами что-то происходит… Я решаю подарить ему свою девственность, свою любовь и свою душу. Но он оказывается не тем, кем я его считала…Страшная правда о том, кем он является на самом деле, заставляет меня свести счеты с жизнью. И вот, я стою на краю бездны решаясь сделать последний шаг…
Чего хочет человек, обладающий безграничной властью? Павел всегда был самым умным и самым хитрым, ему всегда улыбалась удача. Много лет он скрывает от всех тайну своей личности: для мира он успешный бизнесмен, политик, завидный жених, но в его подвалах кипит другая жизнь. Там он может быть самим собой, и весь его потенциал маньяка реализуется на несчастных пленницах, которых он покупает в огромном количестве и ставит на них различные опыты. Павел