Хольм Ван Зайчик - Дело незалежных дервишей

Дело незалежных дервишей
Название: Дело незалежных дервишей
Автор:
Жанры: Детективная фантастика | Зарубежная фантастика | Историческая фантастика
Серии: Нет данных
ISBN: Нет данных
Год: Не установлен
О чем книга "Дело незалежных дервишей"

После успешного расследования «Дела жадного варвара» пути Багатура Лобо по прозвищу Тайфэн и Богдана Руховича Оуянцева-Сю временно разошлись. Но вскоре судьба (или карма) вновь сводит сыщиков, и не где-нибудь, а в Асланiвском уезде, куда ведут следы воинственных дервишей с парома «Святой Евлампий». Итак, ласкаво рахматуемо… или здоровеньки салям, единочаятели!

Бесплатно читать онлайн Дело незалежных дервишей


От редактора

В «Записках о поисках духов» Гань Бао сказано: «В пятый год правления под девизом Янь-си, в уезде Линьюань случилось, что корова родила курицу с двумя головами и четырьмя ногами». Истинная диковина! Не менее диковинным делом является издание на русском языке романов Хольма ван Зайчика (1911–?).

Голландец по происхождению, русский по умонастроению, китаец по языку своих сочинений, ван Зайчик создал удивительный синкретический мир – страну Ордусь. Это государство, которое распространилось от моря и до моря: в центре, как положено даже в альтернативной геополитике, – Цветущая Средина (собственно Китай), по окраинам – семь улусов. Окрест – варварские страны, как несколько снисходительно именуют тех, кто не имеет счастия принадлежать к одной из древнейших мировых цивилизаций. Три столицы: Ханбалык на востоке, Каракорум в центре и Александрия Невская на северо-западе. Синкретическое вероисповедание под сенью этического учения Конфуция: православие, ислам, буддизм, даосизм, иудаизм мирно уживаются на обширных землях Ордуси. В каждом улусе есть традиционные религиозные приоритеты, но они не навязываются населению свыше или со стороны, ибо соблюдается право на религиозное самоопределение. Не случайно в любом городе рядом с золотыми куполами православных церквей высятся буддийские пагоды и исламские минареты, строго стоят синагоги, лепятся по склонам гор даосские храмы… И в центре – непременно – Храм Конфуция, куда приходят за советом в сложной морально-этической ситуации.

Здесь нет зла и нет плохих людей, и серьезные преступления совершаются только от полной тягости жизни – действительной, когда не сложилось личное, или надуманной, когда утрачены единочаятели и некому вразумить ко исправлению нравов. Это прекрасная мечта о том, каким могло быть (но самое важное – еще может стать!) человечество в эпоху глобализации, виртуализации и в одновременную эпоху бесконечных этнических конфликтов. Это мир, где все СООБРАЗНО.

Общественное устройство разумно и демократично: правящий император осуществляет чаяния и надежды народа. Народное волеизъявление стоит выше всего. В романе «Дело незалежных дервишей» некий уезд желает жить на особицу, предполагая в будущем отделиться, и столичные власти не предпринимают никаких попыток вразумить отделенцев. Это кажется странным только на первый взгляд, для Ордуси же воля народа священна. Только случай приводит в уездный центр Асланiв двух непременных героев ван Зайчика – сыщика Багатура Лобо, по прозвищу «Тайфэн», и ученого-законника Богдана Руховича Оуянцева-Сю. Случай, да слабая ниточка-зацепочка из первой книги, где стараниями дервишей был невзначай потоплен паром «Святой Евлампий».

Но совершенно очевидно, что там, где появляется эта в высшей степени симпатичная двоица, непременно закручивается вихрь событий: присутствует некое человеконарушение (в варварских языках это принято называть детективной интригой) и целый клубок сложнейших моральных и этических проблем. Если в «Деле жадного варвара» человеконарушители украли из патриаршей ризницы крест святителя и великомученика Сысоя (крест ищут и всенепременно найдут), то в «Деле незалежных дервишей» уже похищают людей (которых также обязательно отыщут доблестные человекоохранители). Однако ни в первом, ни во втором романе детективная линия не является единственно важной. Точнее, она играет роль почвы – на которой цветут драмы отдельных личностей и целых народов. Первый роман – о различии национального мировоззрения, ориентированного на культуру (Ордусь) и на цивилизацию (варварский мир). Второй роман – об этнических конфликтах в эпоху глобализации. И в обоих романах – живые люди и их судьбы.

Жанрово романы Хольма ван Зайчика не имеют ближайших аналогов. Что перед нами? Этно-роман? Роман-карнавал? Фантастический роман? Роман-утопия? Альтернативная история? Детективное сочинение? Лично я затрудняюсь в определении – ведь новая книга, которую на сей раз переводчики получили из сердца Гималаев, называется ни много ни мало – «Дело о полку Игореве». Какие мировые проблемы затронул в ней китайский писатель голландского происхождения, бывший советский разведчик, ныне активно практикующий даосские способы обретения бессмертия? Переводчики работают, не покладая рук, но работа только начата…

Будет ли это очередной этнокарнавальный текст, формализованный в рамках альтернативной истории и рвущийся из неудобь приемлемых и тесных одежек детективного сочинения? Роман, пляшущий «со скоморохы» на холмах уходящего тысячелетия и выкликающий на разные голоса заклинание: «плохих людей нет»? И что за смысл потаен под такой простой с виду заклинательной формулой: оберег от прошедшего, заговор на настоящее или же призывание будущего? Сообразно думать о будущем: ведь каждой эпохе Возрождения присуща вера, что плохих людей нет, или почти нет. И может статься, инициация этой заклинательной формулы в современном российском ментальном пространстве знаменует собой как раз начало нового Ренессанса.

Что же до сомнений в личности ван Зайчика, их разрешает еще одна цитата из «Записок о поисках духов» Гань Бао: «Однажды к некому Чжаню, считавшему всю жизнь, что духов выдумали неразумные люди, явился гость. Завязалась беседа, умная и живая. Зашла речь и о духах, разгорелся спор. И тут гость сказал: „До нас дошли многочисленные легенды древних мудрецов, повествующие о духах и демонах, да и нынешние мудрецы не чураются этого предмета. Как же вы один упрямо твердите: этого не бывает? А ведь ваш покорный слуга на самом-то деле дух!“ И гость в одно мгновение изменил свой облик, а затем растаял в воздухе. Чжань же остался с полным смятением в мыслях…»

Ольга Трофимова

Дело незалежных дервишей

Однажды Му Да увидел человека, который уединенно ел. Впоследствии он спросил Учителя, что тот думает о подобном поступке.

Учитель сказал:

– Этот человек не имеет представлений ни о морали, ни об установлениях. Его поведение достойно презрения и жалости. Он не поделился пищей ни с теми, кто выше его, ни с теми, кто ниже. Трапеза не пойдет ему впрок. Рис, который он проглотил, будет извергнут из него непереваренным.

– О Учитель! – в великом сомнении вскричал Му Да. – А если рис, который он проглотил, все же окажется извергнут из него вполне переваренным, что тогда?

Учитель ничего не ответил, но посмотрел на Му Да с печалью.

Конфуций. «Лунь юй», глава XXII «Шао мао»[1]

Багатур Лобо

Александрийский Дворец Баоцзы,

7 день восьмого месяца, первица,

вечер

Каждый год, во вторую седмицу восьмого месяца в Александрии Невской проходят Дни Ликования Вкуса. Всю седмицу жители достославной столицы улуса, гости города и гокэ


С этой книгой читают
Даже в цветущем государстве Ордусь иногда совершаются преступления… Роман «Дело жадного варвара» рассказывает о первом совместном расследовании двух замечательных сыщиков – Багатура Лобо и Богдана Руховича Оуянцева-Сю. В великом городе Александрии Невской, перекинувшем высокие мосты через реку Нева-хэ, похищена святыня – наперстный крест святителя и великомученика Сысоя, в миру Елдай-Бурдай нойона, просветителя валлонов.
Когда на пороге вашего дома неожиданно появляется кот, не отказывайте ему, – никогда не знаешь, кто пришел в облике кота.Однажды в дом к сыщику Багатуру Лобо пришел кот. Пришел и остался. И был наречен именем знаменитого китайского детектива – Судьи Ди.Именно коту обязаны Багатур Лобо и Богдан Рухович Оуянцев-Сю раскрытием зловещей тайны, угрожающей жизни мирной Ордуси.Не сам ли Судья Ди пришел к современному человекоохранителю под видом кота?В н
Казалось бы, в цветущей Ордуси все сообразно, однако череда неожиданных самоубийств бояр из Александрийского Гласного Собора вновь сводит вместе в одном деятельном расследовании ученого-законника Богдана Руховича Оуянцева-Сю и сыскаря Багатура Лобо по прозвищу Тайфэн. Третье дело, которое выпало на долю друзей, оказывается самым страшным и самым запутанным. Повесть о нем завершает первую цзюань эпопеи «Плохих людей нет».
Светлый мир Ордуси как будто померк: стылой зимой едет в Мосыкэ Багатур Лобо, отчаявшийся разобраться в своих душевных отношениях с любимой девушкой. Отпуск со Стасей превращается в очередное розыскное дело, и за хлопотами и суетой незаметно уходит любовь.Едет в Мосыкэ по служебным надобностям и Богдан Оуянцев-Сю, едва пришедший в себя после соловецких событий. Стоит ли говорить, что дело о плагиате – безделка, отправившая его в путь, окажется то
Роман «Город Сириус» – попытка автора синтезировать литературную форму и философское содержание. В небольшом городке-наукограде происходит череда загадочных самоубийств видных учёных. Выяснением причин происшествий занимается лучший следователь, который к тому же увлекается философией и разгадкой сложных головоломок. Все следы ведут в Сириус – созданный искусственным интеллектом виртуальный город-государство, в который в скором времени должна тра
Перед вами нетипичный роман, события которого разворачиваются в мире будущего, где болезнь забирает людей. Они едва доживают до 20 лет, и есть лишь один старец с иммунитетом. А ещё есть Бог. Самый настоящий. И раз в год каждый человек получает возможность исповедоваться перед самим Богом. А не перед его наместниками. Бог есть, церкви нет. Есть опасная болезнь, но нет лекарства. Есть тайна иммунитета 152-летнего философа. И есть увлекательный рома
Любите динамичные детективы с непредсказуемым сюжетом, пронизанные мистикой и древними тайнами? Хотите узнать секреты подземелий старинной фабрики? Тогда пора погрузиться в историю, она вам изрядно пощекочет нервы…И так, Друзья, начнём!Лера, пережив тяжёлый развод с мужем приезжает в Уральскую глубинку, в край своих предков, чтобы развеяться среди горных пейзажей и дать начало новой жизни. На экскурсии по заповеднику с девушкой происходит невероя
Седьмое тысячелетие нашей эры. Человечество расселилось, освоив восемь пригодных для жизни планет. После нескольких периодов упадка и расцвета, войн и катаклизмов, правящая элита наконец нашла выход и ради стабильности объединила планеты в Союз. Четыреста лет спокойствия и процветания не прошли безоблачно и на горизонте замаячил новый кризис, над решением которого стали работать лучшие умы.Роман "Падение" начинается с повести "Пантера-киборг" о м
История одного батальона, отслеженная писателем, приводит последнего к ошеломляющему открытию: в закрытых на карантин секторах пространства возможно уцелели его предки. Он собирает команду добровольцев, чтобы попытаться отыскать консервационный модуль, способный поддерживать жизнь раненых бойцов на протяжении сотен лет.
Долгие годы последствия Галактической войны будут препятствовать заселению планет, где сохранились автоматические системы планетарной обороны. На деактивацию подобных миров бросают смертников, из числа пленных офицеров Земного Альянса.
Юмористический фантастическо-реалистический рассказ. Ситуация, в которую может попасть каждый из нас, если не знает законов, меняющихся в нашем государстве с завидным постоянством. Особенно в области строительства. Можно было бы назвать рассказ памфлетом или сатирой, но многие уже подзабыли об этих разновидностях художественно-публицистических произведений. Так что остается лишь одно ‒ юмор. На этом определении и остановимся.
Вступительные испытания оказались обманом. Архонту была нужна лишь имитация этого события, чтобы запихнуть своего ученика и подопечного туда, где не прожить и пары дней без подготовки. Пропустив ритуал вступления, Салем попадает сразу на службу в один из форпостов анклава огня, на ближайший год оставаясь в самом опасном месте Стихийного мира. Пока архонт огня будет собирать частицы саламандры, ожидая, когда тотем потеряет последнего представителя