Людмила Милевская - Кикимора болотная

Кикимора болотная
Название: Кикимора болотная
Автор:
Жанр: Иронические детективы
Серии: Нет данных
ISBN: Нет данных
Год: Не установлен
О чем книга "Кикимора болотная"

Именно с подачи подруги у меня появилась домработница – Жанна. Знай я, чем все это обернется, не пустила бы ее даже на порог! Тем временем моя «Золушка» нашла своего принца и готовилась к свадьбе. Но вдруг, в один из вечеров, Жанна вернулась домой буквально… растерзанной. Мне же предстояло выяснить, кто был виновником вечерней трагедии. И для этого у меня были все основания.

Бесплатно читать онлайн Кикимора болотная


Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.


Вместо пролога

Она выпорхнула из подъезда многоэтажки в темноту настоянной на запахах лета ночи. Дробно простучали каблучки по асфальту.

Белые кружева блузки нежны, как прикосновение любимого, легки, как пена. Каблучки: цок, цок, цок. Сердце: стук, стук, стук. А в нем любовь, много, много любви.

И небо, безучастный свидетель всего…

Каблучки перестали выбивать торопливую дробь, распрощавшись с твердью асфальта. Осторожно ступив на высушенную дневным жаром тропинку, она томно вздохнула: «Как сладко любить…»

Вдруг белое пятнышко блузки мелькнуло у полосы кустарника. Мелькнуло и исчезло. Как-то сразу, рывком. Сдавленный женский крик никого не разбудил, даже не потревожил в засыпающих, равнодушных многоэтажках.

Сердце остановилось и бухнуло вновь, еще и еще, тревожным набатом.

Глаза выхватили из темноты мерзкую, словно паук, руку, рвущую на себя податливую паутину блузки.

Крику не пробиться сквозь чужую ладонь. Крик погиб, не успев родиться.

Треск рвущейся ткани, звериное нечеловеческое рычание… И тьма…

Там, за кругом тьмы, злобный монстр – порождение ужаса, творил страшное, грешное и отвратительное.

И его некому остановить. Некому…

Незримо качнулись во тьме ночи ветки кустов, пропуская белые клочья кружева.

Вновь по тропинке, мимо многоэтажки, по асфальту… Под тусклый свет фонаря.

Глаза – окна в отчаяние, в бессилие, в боль и страх, в отвращение к себе.

Хрупкое тело сползло по двери, пачкая ее кровью, пропитавшей волосы, стекающей по щеке…

Глава 1

Хлеб я пеку сама. Это единственный способ сохранить фигуру. Рецепт прост: два стакана муки, два стакана отрубей, треть пачки дрожжей, щепотка соли и щепотка сахара. Кто знаком с тестом, сообразит, что со всем этим делать…

Действительно просто, очень просто. Сложней приучить себя это есть. Мне как-то удалось, поэтому без труда влезаю в свое выпускное платье.

…И неудивительно: когда в хлебе одни опилки – на них не раздобреешь.

Опилками я называю отруби, кто пробовал – поймет, что разница несущественна.

…В тот злополучный день я сидела за кухонным столом, бережно очищая отруби от мышиных экскрементов и ломая голову над сюжетом новой книги весьма философского содержания.

«Какова мера терпимости? Нет, видимо, так: какова мера толерантности?

Да, „толерантности“ – лучше. Одно и то же, а насколько умней… Где граница толерантности, отделяющая безнравственность от…»

Боже, как много срут эти мыши! А я вчера еще недоумевала за ужином, откуда в моем хлебе взялся тмин. Бедный Евгений, как он меня хвалил. Чему он радовался? Он любит тмин.

Откуда у мышей взяться тмину? Нет, это черт знает что такое! Одно говно! И я должна это есть? Для фигуры.

Я злилась, так как было очевидно: во всем опять виноват Санька. С тех пор, как я решилась стать матерью, жизнь пошла под откос. Если бы не Санька, я бы мигом мотанулась за отрубями, а не перебирала бы мышиные экскременты. Он сирота, и я должна любить его во сто раз сильней, чем родного ребенка.

Лично я давно осиротела, но раньше это не чувствовалось так сильно.

Раньше я жила припеваючи и лишь когда стала матерью – поняла, как тяжело быть сиротой. В случае моей болезни присмотреть за Санькой было решительно некому.

Да-а, жизнь у меня не мед и даже не сахар. Выйти из дому невозможно.

Санька часто болеет, капризничает, плачет, его нельзя оставлять надолго. И все на мне одной. Кто мог, уже помог и отказался. Дальше я должна рассчитывать только на себя. Маруся и та взбунтовалась. Категорически от меня отреклась.

Заявила: «Если бы я хотела возиться с детьми, нарожала бы своих.

Придется тебе, старушка, раскошелиться».

Раскошелиться. Разве я против, но как это сделать? На кого кошелиться?

Кого брать? Домработницу или няньку? С появлением в моем доме Саньки возникла острая потребность в целом штате прислуги. Здесь разве обойдешься одной нянькой?

Нет, что ни говори, но лишь теперь, перебирая мышиные какашки, поняла я мою бедную покойную Нелли, да простит ее господь и царства ей небесного за все содеянное. Пока наши друзья и знакомые ломают голову, как могла она пойти на такие жуткие преступления, я постигаю эту тайну на собственной шкуре. Только год я побыла Санькиной матерью, а уже готова убить первого встречного и без всякого повода, а Нелли все же делала это лишь со знакомыми людьми и к большой своей выгоде.

К тому времени она была матерью Саньки целых три года. И это не могло не сказаться на ее психике. Правда, у нее была нянька. Малыш сидел рядом со мной и своим кашлем опять сметал «гуант» на очищенные отруби.

– Санька, когда кашляешь, отворачивайся от стола, – попросила я, плохо скрывая раздражение и мучаясь от этого.

– Мама, а что такое секскременты? «Боже, ребенок помешан на сексе. Хоть бери и выбрасывай этот телевизор. Насколько проще было, когда он из алфавита выговаривал всего несколько букв. Тогда его хоть не понимали окружающие. Чертов логопед, научил-таки его говорить. Теперь он чешет языком не хуже взрослого, но что он мелет? Секскременты. Ужас! Видимо, я вслух произнесла это нехорошее слово. А как надо было сказать? Говно? Разве это лучше? Я ужасная мать, но что делать?!»

– Санька, не сиди здесь. Из окна дует, ты болен. Иди ляг в кровать.

– И смотреть телевизор? – обрадовался он, вскакивая со стула.

Я с опаской покосилась на часы. Время было уже такое, что вполне могла выпорхнуть с экрана какая-нибудь едва одетая дивчина и задрыгать голыми ногами или чем-то и того хуже. Да и политики ничуть не лучше этих певичек. Несут порой такое, что интеллигентные родители за головы хватаются и тащат подальше от экранов детей. По фене болтают уже в открытую, как заправские ворюги, и только что не матерятся, и то избранные, остальные уже вовсю матерятся.

Но все же лучше, когда больной ребенок лежит в кровати, а не сидит на сквозняке у окна.

– Хорошо, включи телевизор, – согласилась я. – Но крикнешь мне, что там идет.

Санька вскочил, с воплем радости повалил стул и выбежал из кухни. Я удрученно посмотрела ему вслед, мысленно отмечая, что штанишки ему уже коротки, и выглядит он в них потешно, как клоун в цирке. С тех пор, как я решилась стать матерью, сердце мое преисполнилось беспокойством. Каждую минуту меня что-то волнует, пугает, огорчает.

Адская, должна сказать, жизнь. Просто непостижимо, как справляются с проблемой материнства миллионы женщин. Вот уже год, как я с трудом справляюсь с этой проблемой, а дальше – хуже. Оказывается, дети постоянно растут. С ними не получается никакой экономии. Курточка, которую я купила ему на выход, пролежала одну лишь зиму и вот уже мала.


С этой книгой читают
Когда у тебя три сестры, то и проблем в три раза больше, чем обычно. А если к тому же все сестры близнецы, то количество неприятностей растет в геометрической прогрессии. Денисия, единственное разумное существо из этой четверки как она сама о себе думала, вечно влипала из-за своих непутевых сестриц в истории. Вот и сейчас пришлось лезть в чулан, прятаться от банкира мужа Зойки, который терпеть не мог родственников жены. Но чего ради сестры не сде
Богатство не всегда бывает благом, оно может обернуться и бедой. Именно это и случилось с писательницей Соней Мархалевой, получившей большое наследство. Ее пытались похитить, бросить под поезд метро, отравить любимым ореховым ликером. Устав бояться. Соня отбросила страх и решила во что бы то ни стало найти неуловимого убийцу. Вывод, к которому она пришла, ужаснул ее. Соня уверена – она знает, кто стоит за этими покушениями!..
Глаша Пончикова категорически отказывалась быть верной женой. А Липочка Желтухина не желала знать, что муж изменяет с ее же лучшей подругой и соседкой Глашей. И жила она в святой наивности до тех пор, пока однажды ночью из-под ее супружеской кровати не подал голос совершенно незнакомый мужчина! В жизни преданной Липочки начинается новый период детективно-приключенческий. Чужой мужчина ночует под кроватью, родной муж возвращается из ежедневных ком
Пять бывших жён преуспевающего юриста Фрола Прокофьевича пришли его поздравить. Они ожидали, что очередной день рождения по-прежнему опекаемого ими Фросика пройдёт как обычно. Но кто-то вонзил имениннику в сердце нож, когда гости отлучились из комнаты. А через некоторое время труп загадочным образом исчез из квартиры. Но посторонних в доме нет, дверь, как обычно, закрыта изнутри, а на окнах решётки… Значит, можно смело утверждать, что убийца – од
Детектив Натальи Никольской из серии «Близнецы»
Детектив Натальи Никольской из серии «Близнецы»
Страсти испаноязычного телесериала в сочетании с суровой блатной романтикой колымских лагерей – взрывной коктейль!Немыслимая криминальная интрига, сводящая в безумном круговороте событий воровских авторитетов из России, благородных (и не совсем благородных) аристократов из Средиземноморья и прекрасных авантюристок со всех концов света…Где такое возможно?Конечно, у нас.Потому что у нас возможно все!..
Бали…Курортный рай, который может вскоре превратиться в ад! Местного полицейского терзают смутные подозрения, что под видом одного из цивилизованных европейских туристов, приехавших наслаждаться местными красотами и красотками, скрывается НЕЦИВИЛИЗОВАННЫЙ русский ученый, намеренный продать индонезийским террористам секрет таинственного супероружия. Но – КТО способен вычислить гражданина России, маскирующегося под иностранца? Только – РУССКАЯ ЖЕНЩ
После успешного расследования «Дела жадного варвара» пути Багатура Лобо по прозвищу Тайфэн и Богдана Руховича Оуянцева-Сю временно разошлись. Но вскоре судьба (или карма) вновь сводит сыщиков, и не где-нибудь, а в Асланiвском уезде, куда ведут следы воинственных дервишей с парома «Святой Евлампий». Итак, ласкаво рахматуемо… или здоровеньки салям, единочаятели!
Казалось бы, в цветущей Ордуси все сообразно, однако череда неожиданных самоубийств бояр из Александрийского Гласного Собора вновь сводит вместе в одном деятельном расследовании ученого-законника Богдана Руховича Оуянцева-Сю и сыскаря Багатура Лобо по прозвищу Тайфэн. Третье дело, которое выпало на долю друзей, оказывается самым страшным и самым запутанным. Повесть о нем завершает первую цзюань эпопеи «Плохих людей нет».
Парень спасает девушку от автокатастрофы, но страдает сам, теряя глаз и дар речи. Карабкаясь наверх, он стал писателем, чьи книги расходились на «ура». Кто он – никто не знал. Испытывая унижение и обиду, парень все равно найдёт себя в этом мире зла.
Сбежать из-под носа у местного криминального авторитета? Да проще простого. Оказаться в другом мире и поступить там в самую элитную академию? Да раз плюнуть. Устроить своего брата в одну из престижнейших школ для знати? И это мы уже проходили. Что еще? А как на счет того, чтобы захомутать самого наследного принца и шагнуть за грань? Да такое я по два раза на дню осуществляю. Найти друзей, научиться магичить и много, многое другое. И все это благо