Виктория Платова - Хрустальная ловушка

Хрустальная ловушка
Название: Хрустальная ловушка
Автор:
Жанр: Современные детективы
Серии: Нет данных
ISBN: Нет данных
Год: 2017
О чем книга "Хрустальная ловушка"

Долгожданная поездка с семьей на горнолыжный курорт оборачивается для Ольги Красинской настоящим кошмаром. Заблудившись в сумерках в горах, она случайно попадает в пещеру, где находит страшную коллекцию – семь трупов, закованных в лед. Не помня себя, Ольга бежит из пещеры. Но ее рассказ воспринимают как бредни сумасшедшей. А через несколько дней в гостиничном номере убит отец Ольги. И она – главная подозреваемая. В ее невиновность не верит никто, даже близкие люди. Не верит и она сама. Что это: действие сумасшедшей или хорошо спланированный преступный замысел? Именно в этом придется разобраться начальнику охраны курорта Пал Палычу Звягинцеву…

Бесплатно читать онлайн Хрустальная ловушка


© Платова В., 2017

© ООО «Издательство «Э», 2017

* * *

Автор выражает искреннюю признательность за помощь в написании романа сотрудникам горнолыжного комплекса «Золотая долина» (г. Санкт-Петербург).

…Он будет лучшим в коллекции, этот трофей.

Этот легкомысленный жеребец, конь с яйцами, поклонник фирмы «Саломон»[1], любитель армрестлинга, баночного пива и натуральных блондинок. Блондинок всего пять – две замужем, одна разведена, одна залечивает ранний климакс и полуслепые глаза подобием фристайла. Кажется, такие неприятности со зрением называются астигматизмом… Еще одна, преподавательница философии какого-то московского института, послала его подальше вместе с баночным пивом. Нужно отдать ему должное, он никого не пропустил за ту неделю, что околачивается в «Розе ветров», подонок. А с двумя даже умудрился переспать, с разведенкой и астигматичкой, – они сами на это нарывались, так что доблесть невелика.

Теперь эти две самки ненавидят друг друга.

А он мертв.

О том, как он умер, никто никогда не узнает.

И тело его не найдут, ничего не поделаешь, две лавины прошли одна за другой. В коротком промежутке между ними я успел спасти его. Спасти, чтобы убить. Он не ожидал. Он не ожидал, что моя лыжная палка, переделанная под нож, окажется так остро заточенной. И что она войдет ему под лопатку, не встретив никакого сопротивления.

Перед смертью он назвал мне свое имя. Кирилл. Астигматичка называла его Кирой. Разведенка – Лариком. Я тоже представился. Он обещал мне пиво и армрестлинг, как только мы доберемся до «Розы ветров». Мы спустились по склону: сначала он на своем сноуборде, затем я. Я взял влево, хотя «Роза ветров» находится правее. Он не обратил на это внимания: новички не ориентируются на местности, а он был новичком, это ясно. «Обязательно приеду сюда на следующий год» – это были его последние слова. Последние перед тем, как моя лыжная палка вошла ему под лопатку, не встречая никакого сопротивления.

…Я давно за ним охотился. Он будет лучшим в коллекции, этот трофей, хотя с ним и придется повозиться.

Хорошо посаженная голова, разворот ключиц, грудная клетка, аккуратные ягодицы – все это выше всяких похвал. Единственное, что раздражает меня, – это удивление, застывшее на его холеном лице. Удивление – и больше ничего. Почему все они безмерно удивляются, когда смерть застает их врасплох, почему на это так живо реагируют их носогубные складки и глазные яблоки?.. Только с одним трофеем мне повезло – горе-альпинист, отбившийся от группы во время восхождения по южному склону и похороненный лавиной. Он умирал несколько часов, хотя для смерти хватило бы и пятнадцати минут; несколько часов мучений только потому, что ему удалось создать воздушный мешок – он методично бился каской о прессованный снег. Но это только продлило агонию. И придало его лицу то выражение, которое я тщетно хочу придать лицам всех своих трофеев, – выражение неизбывного, нечеловеческого, всепоглощающего ужаса.

Ужас.

Ужас – вот визитная карточка моей коллекции.

Ужас, заключенный в ледяную корку. Ужас как композиционный центр всей скульптурной группы. Шесть фигур, если не считать горе-альпиниста и любителя фристайла Кирилла. С ними будет семь, число слишком неудобное для Страшного суда. Нужен кто-то еще, лучше, чтобы это была женщина, еще одна, кроме той, что у меня уже есть. Но ни астигматичку, ни разведенку я видеть не хочу. И остальных натуральных блондинок тоже, их волосы не так хороши для льда. Ни одной подходящей фактуры за сезон, есть от чего прийти в отчаяние.

Но я не приду в отчаяние. Я терпелив. Я гораздо более терпелив, чем эти чертовы горы.

Я буду ждать нужную мне женщину. Я буду ждать одну-единственную деталь, которая поможет мне закончить композицию. Последний штрих, финальный аккорд.

Она займет свое место на ледяном пьедестале, и это будет достойное место. Жаль, что никто и никогда не оценит этого. Никто, кроме сводов пещеры, которая свято хранит мою тайну, мой маленький музей фигур изо льда. А ведь он вполне мог бы стать достопримечательностью «Розы ветров», и школьники приезжали бы сюда на экскурсию во время зимних каникул… Нет, школьники – это чересчур хлопотно. Фантики от конфет, жвачка, приклеенная к стенам, банки из-под кока-колы, использованные презервативы – школьники остаются ублюдками всегда и везде, никакого почтения к высокому искусству.

А это и есть высокое искусство.

Четверых из семи моих трофеев, моих милых натурщиков, убили горы. Троих – я сам.

А это и есть высокое искусство.

Любвеобильного подонка Кирилла хватятся только к вечеру. Нужно успеть вернуться в «Розу ветров», чтобы принять участие в его поисках. Я буду последним, кто откажется от них.

Спасатели всегда надеются на лучшее, хотя прекрасно информированы о худшем…

К тому же нужно еще покормить собак. Как же я мог забыть о собаках?..

Часть I

Знатные семьи всегда преследует злой рок.

Юдзан Дайдодзи.
«Будосёсинсю»

«Жила-была девочка, которая ненавидела самолеты… Она ненавидела их больше, чем рыбий жир и гольфы с помпонами. И даже больше, чем костюм Снежинки на новогоднем утреннике. Ее почему-то всегда наряжали Снежинкой, а ей хотелось быть Королевой-домино… Черная клетка – белая клетка. И кружевное жабо вокруг шеи… Быть может, если бы она привыкла к самолетам, ее шея не была бы такой тонкой.

А потом девочка выросла, окончила Московский государственный университет (филфак, последнее прибежище дур из зажиточных семей), и ее абстрактная ненависть к самолетам стала конкретной. Она терпеть не могла всю историю fucking mother (извините за ненормативный английский) авиации – от невинной этажерки братьев Райт до последней модели «Боинга». В пакет ненависти входили также: табло «Не курить! Пристегнуть ремни!», авиакомпании «САС» и «Люфтганза», минеральная вода в пластмассовых стаканчиках, мятные карамельки «Полет» и…

И воздушные ямы.

Воздушные ямы, капкан для любого здравомыслящего человека. Сейчас нашу девочку вырвет, интересно, догадается ли какая-нибудь сволочь принести бумажный пакет, прежде чем случится несчастье?..»

– Интересно, догадается ли какая-нибудь сволочь принести бумажный пакет? – спросила Ольга слабым голосом.

– Я, кажется, даже знаю, как зовут эту сволочь, кара[2]. – Даже сейчас он не упустил возможности поцеловать ее.

Спустя два с половиной года супружеской жизни. Милый, милый, бесконечно милый Марк, как же ей повезло с ним! Ну, кто еще называл бы ее «кара», разве что какой-нибудь сицилианский мафиози средней руки, вариант крестного отца для бедных… «Кара» – память о медовом месяце в Венеции, туда они тоже летели самолетом.

Венеция – подарок Марка, оплаченный деньгами ее отца. Марк отрабатывал эти деньги полгода – уже потом Ольга узнала об этом. Вкалывать без выходных после того, как маленькие пароходики в Лидо и Дворец дожей стали воспоминанием, – не всякий пылко влюбленный решится на это.


С этой книгой читают
Могла ли подумать незаметная, тихая выпускница ВГИКа, которую даже друзья звали Мышью, что ее порносценарии, написанные ради «куска хлеба», вдруг обретут кошмарную реальность? Все в ее жизни становится с ног на голову – один за другим гибнут близкие ей люди, Мышь вынуждена скрываться. Но кольцо вокруг нее медленно, но верно сжимается. Выход только один – исчезнуть, залечь на дно и измениться. И вот серенькая Мышь «умирает», а вместо нее рождается
Не нужно туда идти.Брагин приблизился к черной прогалине, портившей безупречно-белую поверхность озера, и еще успел удивиться, что совсем тонкий лед легко выдерживает вес человека. Лед не дрогнул, даже когда Брагин опустился на колени перед прогалиной.Не нужно туда смотреть.Но Брагин уже заглянул в бездну – и увидел там то, что должен был увидеть. Женское тело. Казалось, женщина парила в безвоздушном пространстве, а вовсе не в воде.И она была мер
Экзотический вояж, в который отправляется комфортабельное туристическое судно, оборачивается настоящим кошмаром для всех его пассажиров. Таинственным образом исчезает экипаж корабля, а оставшиеся на борту становятся свидетелями нескольких необъяснимых исчезновений и убийств. Но только Ева знает, что зло имеет вполне конкретные очертания: на борту орудует серийный убийца. Им может оказаться любой из респектабельных участников круиза. Кто? Именно э
Автокатастрофа, больничная палата и… полная потеря памяти. Неужели это я в своем прошлом убила двоих людей? Почему мне сделали пластическую операцию? Насильно избавили от неродившегося ребенка? И чего хочет этот человек из спецслужбы, расчетливый и беспощадный? Что ж… Она станет запрограммированной машиной провокации и убийства. Но она все вспомнит, и тогда – берегитесь! Она обретет свободу. Но может быть, это только иллюзия?
Роман подкидывает христианству еще одну, еврейскую, версию евангельских событий. Соблазнительная мысль – найти старинную рукопись? «Второзаконие», «Зоар», «Аналитики» Аристотеля, кумранские рукописи были найдены случайно. Не найдись эти книги, европейская мысль стала бы развиваться совсем иначе. Но как говорит герой романа, «если рукопись не найдется, ее придумают». Ури Шахар взял да и придумал такую рукопись. Она объясняет все нестыковки священн
Случай сводит вместе эльфа из мира Мороза и баньши. Нежити запрещен вход в Ледяной город, поэтому они вынуждены встречаться тайно. Пытаясь сохранить свой секрет, какие чужие тайны можно обнаружить в новогоднем царстве доброго дедушки?
Может ли человечество преодолеть свои собственные недостатки и построить мир, неотягощенный злом? Как ему это удастся, чем придется пожертвовать? Чем новый эволюционный шаг homo sapiens будет отличаться от Апокалипсиса, и где та тонкая грань между Концом Света и началом Новой Эпохи? Может ли машина любить и верить? Что общего между Создателем и его творениями? Вопросы сами по себе вечные, но они приобретают особенно неожиданную окраску, когда их
Жизни ведущего ток-шоу на местном телеканале угрожают неизвестные. Ничего удивительного, журналистика – опасное занятие, даже если ты не ведешь репортажи из горячих точек, а всего лишь сталкиваешь в эфире ревнивых жен, неверных мужей и соблазнительных любовниц. Между прочим, у телеведущего есть право и на собственную личную жизнь, где тоже все не просто. Что перед нами – блеф, провокация, капризы телезвезды или реальное уголовное дело? Телохранит
Из века в век люди ходят по горам и долам, ищут источник Вечной Молодости, Беловодье, Звездную Рану, край обетованный, рай земной. Некоторые берут на вооружение научные методы и высчитывают точные координаты. Журналист Сергей Опарин, мечтающий найти «страну счастья», прародину человечества, изучает старые раскольничьи книги и архивы НКВД. Академик Насадный исследует астроблемы – места падения метеоритов… А Мамонт, взявший на себя миссию Страги Но
Со времен Петра государевы люди, не щадя себя, берегли в строжайшей тайне золото и ценные бумаги – неучтенную казну Российской империи. Служба СФС – специальных финансовых средств – сгинула в революционной смуте, но в конце Великой Отечественной войны неучтенная казна снова пополнилась: в руках последователей государевых людей оказались акции Веймарской республики – «бомба», способная взорвать экономику всей Европы. В наши дни журналист Андрей Хо
Таня… Вернее, Тэмми, моя старшая сестра, о которой я просто знала, что она есть, но и все на этом. Чужая – вроде бы. И дочери ее – тоже. Но Тэмми убили, ее дочери пропали, затерялись где-то в США. Казалось бы, мне-то какое дело? Но… Есть такой камень – турмалин. Камень один, а вариаций у него десятки. Красный и черный. Зеленый и синий. Лиловый и оранжево-коричневый. Куски этого кристалла могут быть настолько не похожи друг на друга, что ты не зап
Мопси и Морковка – очаровательные морские свинки, которые не представляют своей жизни без вкусной еды, водных процедур и, конечно, без приключений! Однажды, когда их хозяева отправились в отпуск, они попали в самое удивительное место на свете – в отель морских свинок! Это просто рай на земле! Здесь море вкусной еды (ммм, одуванчиковое мороженое!), есть даже СПА и бассейн! А ещё тут можно завести много новых друзей. И только один постоялец отеля,