Илья Стогоff - Мачо не плачут

Мачо не плачут
Название: Мачо не плачут
Автор:
Жанр: Современная русская литература
Серии: Нет данных
ISBN: Нет данных
Год: 2012
О чем книга "Мачо не плачут"

Роман «Мачо не плачут» был написан за 9 дней сразу после августовского дефолта 1998 года. За 2 года от рукописи отказались 14 издательств. Гонорар автора составил 500 долларов. Первый тираж книги был распродан за 30 дней. Ее сразу назвали «лучшей книгой о 90-х», «летописью эпохи» и «главным событием современной литературы», автора номинировали на звание «Человек года», а его имя упоминали только с прилагательным «культовый». Роман был переведен на 15 языков, издан общим тиражом свыше четверти миллиона экземпляров и в течение нескольких лет находился в списке российских бестселлеров.

Спустя почти 15 лет эта книга впервые публикуется в авторской редакции.

Бесплатно читать онлайн Мачо не плачут


Предисловие спустя пятнадцать лет

Самый-самый первый тираж этой книжки вышел почти полтора десятилетия тому назад. Утром того дня я заскочил в издательство, и главный редактор подарил мне пахнущий типографской краской томик. Я повертел его в руках.

Выхода этого романа я ждал очень долго. И мне казалось, что когда все наконец произойдет, я испытаю что-то особенное. Какой-то небывалый взрыв ощущений. Но на самом деле я не почувствовал ничего. Книжка вышла, а мне было наплевать.

Минут сорок я поболтался по издательству, а потом нарисовались те, кто настаивал – такое дело стоит отметить. Если я ничего не путаю, то в обмывании новинки в тот раз участвовали один очень известный петербургский писатель, один философ, один поэт (уже в возрасте) и парень, насчет которого я подозревал, что он является наемным убийцей. Такой вот странной компанией мы сели в кафе, которое располагалось в одном зале с круглосуточным магазином и химчисткой. На заведение поприличнее денег у нас не хватило.

Пить стали водку. Собутыльники лихо опрокидывали стопочки, а мне вот что-то не пилось. Я все поглядывал на желтую обложку книжки, которую так долго ждал, и не мог понять, почему же я не чувствую радости? И еще: почему водка сегодня кажется мне какой-то особенно невкусной? Оба эти вопроса долго кувыркались у меня в голове, а потом ответ вдруг сам собой отыскался. Я подумал, что дело, наверное, в том, что мы не купили ничего запить, а вот если купим и станем разбавлять водку соком или, скажем, кока-колой, то и настроение улучшится, и вкус у напитка сразу станет что надо.

Единственная проблема состояла в том, что лично у меня денег ни на какой сок не было. Да и у собутыльников тоже. Все мы (даже убийца) были тогда молоды, длинноволосы, тощи и ужасно бедны. Вернее, не так. Мы были не ужасно, а прекрасно, восхитительно бедны. Настолько бедны, что, тысяча первый раз обшарив карманы и убедившись, что там нет даже мелочи, я просто поменял у продавщицы в кафе свою новенькую, только что вышедшую книжку на маленькую бутылку кока-колы. Именно такова была судьба самого первого экземпляра того романа, который сегодня вы держите в руках. Какие Бермуды, такие, как говорится, и треугольники.

С тех пор прошло почти пятнадцать лет. Наемного убийцу после того вечера я как-то потерял из виду, но вот остальных собутыльников иногда встречаю. Деньги на то, чтобы запить водку, у всех нас теперь есть, но это, пожалуй, единственное изменение к лучшему. Поэт давно не пишет стихов, философ участвует в ток-шоу на столичных каналах. Зато роман, который мы некогда обмывали, успели перевести на пятнадцать языков Европы и Азии. Включая такие странные, как латышский, иврит, хорватский, японский и турецкий.

Для меня вся эта история давно в прошлом. На обложке голландского издания было написано, что «Мачо не плачут» это «Достоевский эпохи перестройки», а на обложке итальянского меня сравнивали с американскими битниками и делали вывод, что я, пожалуй, буду покруче Керуака. Но лично меня эти комплименты совсем не трогают. Того тощего парня, который все это написал, давно нет. От него осталась только книжка, которую я давно не считаю своей.

Такие книжки, наверное, должны быть у каждого поколения. У ровесников моих родителей это была ерофеевская «Москва – Петушки». У моих старших братьев – лимоновский «Это я – Эдичка». А вот у моего поколения это «Мачо не плачут». Что ж? Пройдет еще несколько лет, и кто-то тощий, длинноволосый и восхитительно бедный напишет следующий похожий роман уже для следующего поколения.

После этого моя книжка окажется мертва. Иногда ее будут перелистывать в букинистических магазинах, но больше она ни в ком не сможет вызвать ни малейшей эмоции. Впрочем, пока этого не произошло.

Я заканчиваю это предисловие и желаю вам приятного чтения.


WARNING!

Данный роман рассчитан на чтение при одновременном прослушивании в плеере альбома «The Fat Of The Land» группы «The Prodigy».

В ПРОТИВНОМ СЛУЧАЕ МОЖЕТ НЕ ТОРКНУТЬ!

Часть первая

Пять времен года

«…Видишь?! Видишь?! Видишь?! – кудахтал, сидя на переднем сиденье, Дин. – Я же говорил, поразвлекаемся! Каждый человек – это кайф, старина!..»

Джек Керуак. «В дороге»

История первая, про колбасу и клубнику

А потом началась весна. Сосульки-фаллосы и все такое. На тротуарах снега уже не было, а на газонах, под деревьями, он еще лежал – грязный, сопливый. Смотреть на него было неловко, как на повешенных в Нюрнберге вождей Рейха. По Фонтанке плыли последние льдины с вмерзшим мусором. На некоторых скакали наглые вороны. Дети с ранцами на узеньких спинах опирались о чугунные решетки и спорили, чья льдина приплывет к мосту первой.

По утрам мимо Цирка я ходил в редакцию. Черный Летний сад был закрыт на просушку. Над деревьями истерично орали птицы. Возле парадной, где мне, пятнадцатилетнему, делала оральный секс здоровенная пьяная тетка, лежали высохшие собачьи какашки. Всю неделю небо висело низко. Асфальт был сухим, а воздух, наоборот, мокрым и пах гнильцой. Погода напоминала девственницу, которая все для себя решила, просто еще не нашла, с кем переспать. То есть выйти на улицу в рубашке было бы преждевременно, но это все равно была весна.

И был день, и не было денег. Неделю назад в восемь было уже темно, а теперь и в полдесятого еще не очень. Я вышел из издательства и понял, что все началось по-настоящему. Первый раз за полгода по набережным бродили толпы людей. Девушки кое-где уже без колготок, с наглыми белыми ногами. Одноглазый циклон перегрыз глотку антициклону, или Гольфстрим потек вспять, и водоросли Саргасова моря сварились в суп, а может, случилось что-то еще. Вконец ошалевшие городские дурачки стали вдруг очень заметны. Все часы в городе отчаянно врали, не сумев разобраться, куда же перевели это сумасшедшее летнее время. Парни с «Балтиками» хватали дам за руки и куда-то звали. Те смеялись. Никто не обижался.

Разумеется, я напился. Ночь была самой первой, самой прекрасной. Я не мог предать этот жирный мрак и мокрый воздух. Долго занимал денег, а потом сидел в «Montreal-Steake» за тесным двухместным столом и рассматривал прищуренные глаза красивой барменши. Над головой гирляндой висели ржавые чайнички. Дизайн в «Монреале» еще тот. Я думал о том, что сегодня кто-то непременно расстанется с невинностью – уж такая ночь!

С утра ко мне зашел Глеб – с новой подружкой и несколькими бутылками пива в рюкзаке. Рюкзак назывался «Jan Sport» и стоил кучу денег. Девушку звали Оля. Все подружки Глеба похожи на манекенщиц. У этой были чересчур длинные ноги и крошечный круглый бюст под футболкой. Казалось, что в этих ногах не одна коленка, а минимум три.


С этой книгой читают
Ностальгический палп фикшн от сурового романтика Стогова. Криминальные переплеты журналиста криминальной же хроники, которому автор подарил, возможно, не только свое имя и профессию.Честный русский детектив образца 90-х.
«Каждый раз, когда мне случается приехать в Петербург, я первым делом звоню Илье Стогову. Потому что без него это просто промозглый и гордый чужой город. А c ним Петербург вдруг превращается в какой-то фантастический заповедник былинных героев. Нет больше улиц и набережных со смутно знакомыми названиями – каждый шаг ты ставишь ногу туда, где случилось что-то трагическое или анекдотическое. В общем, нет для меня никакого Петербурга Достоевского, и
Любая легенда складывается из хора голосов, из поколения в поколение переходят рассказы о героях, богах и великих войнах, оставаясь в культуре сильными и волнующими образами с уже никому неизвестными истоками.Любая цивилизация начинается с маленьких коллективов, которым повезло иметь стратегическое преимущество, чтобы начать богатеть, захватывать соседей и достигнуть пика своего могущества, а после стать загадкой для исследователей и археологов.Э
После выхода книги «Камикадзе» литературный журнал «Знамя» в первом номере за 2000 год опубликовал статью, в которой утверждалось, что никакого Ильи Стогова не существует, а сам роман был назван первой ласточкой моды на политический экстремизм в России.Сейчас, когда факт существования автора не нужно доказывать, а терроризм давно стал чуть ли не частью повседневной жизни – этот немного фантастический для 1997-го года боевик о террористах читается
Выход в свет этой книги есть исполнение желания служения людям, есть благодарность им за то, что они служили мне, питая разум мой своим творчеством, а душу – примером праведной жизни своей.
Семейная драма. За один выходной день уютный мир большой семьи, созданный и оберегаемый старшим поколением, рушится необратимо.
«Там, внутри меня» – фантастические заметки интроверта, ставшего свидетелем полета книг. Отправившись на поиски изданий, которые исчезли из города после необычного происшествия, герой попадает в совершенно иной мир, созданный его мыслями и переживаниями, мечтами и страхами. Невероятное путешествие, на которое отважится только читатель, готовый смело заглянуть в свой собственный мир.
Поворот ключа – и дверь открывается. Новый мир ожидает за порогом. Каждый отдельный рассказ похож на отдельную вселенную, что живет по своим законам. Они порой предсказуемы, порой нелогичны, а иногда абсурдны, но в любом случае мир продолжает жить.
Эксперимент по испытанию нового оружия прошел неудачно – и заштатный военный городок со всеми обитателями перенесся совершенно непонятно куда.На первый взгляд это удивительно похоже на Великую степь древней Руси. Да и подступившие к стенам городка степняки-кочевники тоже говорят в пользу «скачка в прошлое».Но если вглядеться попристальней – уж очень странным выглядит прошлое, где водятся оборотни, Озерные Змеи и вовсе невероятные твари. Быть може
Могла ли подумать незаметная, тихая выпускница ВГИКа, которую даже друзья звали Мышью, что ее порносценарии, написанные ради «куска хлеба», вдруг обретут кошмарную реальность? Все в ее жизни становится с ног на голову – один за другим гибнут близкие ей люди, Мышь вынуждена скрываться. Но кольцо вокруг нее медленно, но верно сжимается. Выход только один – исчезнуть, залечь на дно и измениться. И вот серенькая Мышь «умирает», а вместо нее рождается
Даже пчелы находят цветы издалека. Что же говорить о человеческом сознании? Пчёлы – часть живой природы и ее защитницы. лекари. Сегодня пчёл в природе становится всё меньше и меньше. Возможно, в этом виновата экология. в большей степени – мы, люди, человечество. Разрушая экосистемы убиваем всё живое. В нашей семье уже не первое поколение занимается пчеловодством. Конечно, для восстановления природного баланса этого ничтожно мало. Но всё же хочетс
20 декабря 1920 года Ф.Э. Дзержинский подписал исторический приказ № 169 о создании Иностранного отдела ВЧК. Этот день стал днем рождения Службы внешней разведки нашего государства. В предлагаемой читателю книге рассказывается о разведчиках, пришедших на службу в начале 1920-х годов и работавших в предвоенные годы. Именно в этот период произошло становление советской внешней разведки, которая стала одной из сильнейших разведслужб мира.Повествован