Эмануил Бланк - Сочинения. Том 1. Антидепрессант

Сочинения. Том 1. Антидепрессант
Название: Сочинения. Том 1. Антидепрессант
Автор:
Жанр: Современная русская литература
Серии: Нет данных
ISBN: Нет данных
Год: Не установлен
О чем книга "Сочинения. Том 1. Антидепрессант"

Редкое по своей сути восприятие окружающей действительности Автора увлекает Читателя за собой. Погружает в чувствительные вибрации человеческой Души. В процессе чтения возникает удивительный резонанс и сопереживание. Рассказы обладают особым психотерапевтическим эффектом. Отсюда и название Подзаголовка – Антидепрессант. Основная интрига и чудо заключаются в том, что каждый Читатель этой книги узнает самого себя.

Бесплатно читать онлайн Сочинения. Том 1. Антидепрессант


© Эмануил Бланк, 2021


ISBN 978-5-0053-0785-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

ТОМ 1

МЁД ИЗ ЯД-МОРДЕХАЯ

Мёд для мамы в Израиле я всегда покупал на перекрёстке Яд- Мордехай. Они с папой жили в двадцати километрах, в маленьком и уютном Нетивоте, совсем неподалеку и от нашего небольшого дома.


Чтобы пройти к родителям, я, по утрам, завозил сына в школу имени Ицхака Рабина, а там, и квартира папы с мамой была уже совсем рядом. Полика я подвозил в последнюю минуту перед занятиями. У входа в школу дежурила строгий директор. Она смотрела на всех, кто приходил в это время, уже с лёгкой укоризной.


– Быстрее, быстрее, – приговаривала она, – уроки начинаются, а Вы еще не в классе. Калитку, вот-вот, закрою


Через пару минут, она, действительно, давала охраннику отмашку и тот закрывал дверцу наглухо, до позднего послеобеденного времени, когда занятия в школе уже заканчивались. Что поделаешь. Безопасность.


Нам с Поликом повезло. Удалось обнаружить наше заветное спасительное дерево. Оно росло на школьном дворе, а его ветви свешивались через школьный забор, прямо на соседнюю улицу. Туда мы и подъезжали в самую последнюю минуту.


Сын ловко взбирался по забору, перелазил на дерево и спрыгивал прямо на территорию школьного двора. Я передавал ему увесистый ранец и он, за спиной директора, легко и незаметно вбегал в школу, без всяких там лишних нравоучений. Этот трюк добавлял сыну возможности поваляться утром в постели ещё минуты три.


Честно говоря, от дома до школы, было минут десять неспешной ходьбы. Но я прихватывал в машину ещё и старшего внука. Они с дочкой Викой и зятем Ициком жили в то время с нами. Маора отвозил в ясли. Через два года, появился Гай – ещё один важный внук и пассажир, которого тоже надо было доставить на тяжелую ясельную работу.


После развозки детей, я, наконец, подъезжал к квартире родителей. Папа, как обычно, в это время чаевничал. Крепчайший чёрный чай, приличное количество сахара и громкие прихлебывания очень горячей жидкости. И, конечно, с обязательным медленным звучным выдохом удовольствия, после каждого обжигающего глотка.


В мае 1997 папа умер, а маме, до своего последнего мая 2007, оставалось прожить в одиночестве десять лет. Мёд из Яд-Мордехая завозил уже только ей одной.


Тот знаменитый перекрёсток, где располагался магазин медов, варений и разных оригинальных подарков, был назван в честь Мордехая Анелевича – руководителя восстания Варшавского гетто.


В одноименном кибуце (коммуна, иврит), начинавшемся всего в паре десятков метров, на другой стороне шоссе номер четыре, сосредоточилось производство и фасовка почти трёх четвертей всего израильского мёда.


Сам я, больше всего, любил цветочный. В том состоянии, когда он становился плотным, пахучим и очень-очень вкусным. Тот светло-золотой цветочный, в который я влюбился еще в Москве, накануне Олимпиады-80, продавался всего по рублю. Он был расфасован в маленькие стеклянные бочонки по 125 грамм. « Мёд цветочный. Разнотравье Дальнего Востока». Даже надпись сразу вызывала страстное желание испробовать


В те времена, я мог свободно разрезать весь горяче-хрустящий ароматный батон, размазать по кускам хлеба сливочное «Крестьянское» или «Вологодское», а поверх уложить все содержимое баночки бесподобного яркого медового удовольствия.


Оставалось только быстро съесть, запивая пастеризованным молоком по тринадцать копеек из полулитрового картонного пакетика. Его кончик легко отрезался ножницами или первым попавшимся ножиком. Форма пирамидки была очень удобной для выпивания, но, от жадности или спешки, молоко часто проливалось на видавший виды свитерок или рубашку.


Мама же, делила свои медовые предпочтения между прозрачным майским и густым пахучим, коричневатым, гречишным. После ее похорон, мы, по традиции, находились в ее квартире семь дней, « сидели шиву». Принимали многочисленных близких, приехавших вспомнить маму и высказать слова утешения. Я медленно доедал ее мёд и плакал…

ПИСЬМЕННЫЙ СТОЛ

Химия давалась легко.


– Конечно! У него ведь папа – химик!, – говорили те, кому, всегда и везде, все было понятно


А мне очень нравились научно-популярные книжки, где мудрые академики простыми словами рассказывали о захватывающих открытиях, самопожертвованиях отважных первооткрывателей, а также удивительных деталях взаимодействий великих ученых, молекул, атомов и элементарных частиц.


За отчаянной суетой всего окружающего там ярко и контрастно проглядывали строгие законы гармонии вселенского мироустройства.


Самым сложным во время учебы, как ни странно, оказалось поддерживать авторитет моего папы. Как учитель средней школы, он давно и полностью переключился с химии на преподавание биологии.


По старой памяти, отец ещё совсем неплохо разбирался в решении большинства несложных задачек. Однако Этя Ароновна Фридман – наша классная и химичка в одном лице, взирая на легкость, с которой я щёлкал обычные задания, стала извлекать из журналов особые садистские случаи и потчевать меня ими все с возраставшей энергией.


Было очевидно, что учительницу уже обуял какой-то нездоровый азарт, и она, судя по всему, очень надеялась дойти до пределов, где мне не удастся решить очередную головоломку.


Зачастую, как и коньяки, трудные задачи помечались звездочками. Одной, двумя, очень редко, тремя. Слава Б-гу, что неуемная фантазия составителей не добралась до заветных пяти, которые так восхвалял незабвенный уморительный актёр Филиппов из « Карнавальной ночи»


Глядя на бесконечные варианты, по которым могли проходить окислительно-восстановительные реакции, непредсказуемое поведение атомов хрома, железа и марганца, менявших свои валентности, как перчатки, отец безнадёжно махал рукой и отправлялся готовиться к своим очередным урокам по биологии.


Виновато улыбаясь, он оставлял меня с тяжелейшими заданиями один на один. За стареньким письменным столом, доставшимся нам за бесценок от родителей одного отличника, начинались бесконечные часы мучительных раздумий.


– Дай Б-г, чтобы Ваш сын учился не хуже нашего, – напутствовали стол его пожилые, умудрённые опытом, хозяева. Продали они его, помнится, всего за одну красненькую, немного потертую, советскую десятирублёвку с изображением Ленина. Стол, как оказалось, был, действительно, волшебным, очень удобным и помогал мне как мог.


Особенно восхищали выдвижные ящики. Они скользили легко, бесшумно и плавно – от одного только касания пальца.


После покупки, на следующий же день, отец пригласил плотника – своего великовозрастного ученика из вечерней школы. Тот, вдобавок ко всему великолепию, приспособил на поверхности стола роскошное дерматиновое покрытие. Оно было тисненым, тускло поблескивало и вкусно пахло.


С этой книгой читают
ЦРУ, ГРУ, живописные одесские бандиты и жестокие наркобароны с боевиками – все мечтают заполучить удивительный артефакт, обнаруженный небольшой группой археологов, влюблённых в профессию и свою прекрасную коллегу. Головокружительные приключения, где смешались выстрелы, секс, юмор и великолепный язык изложения, заинтересуют самого взыскательного читателя.
Границы между прошлым и настоящим исчезли, и участники популярнейшей виртуальной игры «Реванш» могут осознать причины былых ошибок и постараться их исправить, по-настоящему разбогатеть или условно погибнуть в ходе компьютерной симуляции исторических сражений. Ставки на победу или поражение возрожденного в результате научных экспериментов Наполеона, который хочет взять реванш за Ватерлоо, достигли таких астрономических сумм, что ему и его сподвижн
Волшебные сказки о Любви, Дружбе и Преданности. Даёт полезные советы по Доброте, Взаимопомощи, воспитывает правильное отношение к Природе и братьям нашим меньшим.
Каждому Читателю покажется, что эта книга о нем самом, о его собственных личных воспоминаниях Детства, Юности и Зрелости. По мере чтения, возникает удивительное ощущение полного узнавания. Куда делись депрессия и неверие в собственные силы? Неожиданно, вдруг, Читатель обнаруживает, что позади и впереди его ожидают только Счастье и Радость…
У каждого автора есть любимые произведения. Иногда они же и лучшие. Но не всегда. В этот том собрания сочинений Максима Мейстера включены рассказы, которые сам автор считает лучшими и любимыми и которые не входят в другие сборники. Рассказы очень разные, начиная от сложных «Реальной нереальности» или «Неспетой песни», которые автор считает жемчужинами своего творчества, и заканчивая «Марсианскими заметками», простым до предела рассказом-шуткой, в
Я построил дом своими руками за очень небольшие деньги, будучи дилетантом в строительстве. Эта книга не является официальным пособием по строительству частного дома, скорее, это попытка научить других на своих ошибках.
Эта книга на самые интересные и глобальные темы – о возрасте человеческой цивилизации и о поющих песках. Многие откровения учёного могут показаться неожиданными и фантастическими. Но уникальные археологические находки, древние летописи и легенды заставляют задуматься и отправиться вместе с автором в это увлекательное путешествие в поисках истины о себе и окружающем мире. Книга будет прекрасным подарком для ваших близких.
Дорогой читатель, предлагаю Вам познакомиться со сказками Юлии Захаровой. Сказки написаны ею в 10 лет. Я думаю, они вам понравятся. Адилия Моккули.
Серебряный век русской поэзии – период появления новых течений, нового взгляда на жизнь человека и историю страны, время поиска иных форм художественного отображения мира.В этот сборник вошли произведения 13 выдающихся поэтов Серебряного века, стихотворения, ставшие знаковыми для их творчества и положившие начало новым литературным течениям. Строфы представителей русского символизма К. Бальмонта и А. Блока, пассажи акмеистов Н. Гумилева и О. Манд
Когда у врага появляется козырь в виде смертоносного оружия, когда твоя тайна на грани разоблачения, когда твое подсознание работает против тебя, не остается ничего, кроме как принять правила игры и сыграть… в преферанс со Смертью.
Люди играют в игры… Нет… Скорее люди живут в играх, поколение виртуальных миров забрало практически всех в свои безграничные сети. Главного героя зовут Василий и он геймер. За использование нелегального софта его вырвали из капсулы прямо с турнира и арестовали. Вскоре пришёл некий агент и сделал Василию выгодное предложение. Что лучше? Стать рабом одной из компаний, которые выкупят его или согласиться на предложение этого человека и начать играть
Близится решающая битва за Эвергленд…Все противоречия между старыми врагами забыты, теперь будущее всех зависит от исхода последнего сражения.Ведь только так можно «заработать» себе право на существование. В битве с древним полузабытым народом, который вернулся, чтобы истребовать своё…И только сейчас я наконец-то понял своё истинное предназначение. Ту причину, ради которой меня вызвали в этот мир…